В Петропавловске совершена закладка Севастиано-Магдалининского храма

17 марта Святая Церковь празднует Торжество Православия. Приводим размышления протоиерея Димитрия Жульсарина

Первое воскресенье Великого поста называется неделей Торжества Православия. В этот день Святая Церковь вспоминает свою победу над иконоборческой ересью и восстановление иконопочитания. Сегодня Церковь особым чином порицает и отрицает всякую ересь и всякое заблуждение, грех, ложь и неправду, которые прокрадываются в историческую и общественную реальность христианства. Вместе с тем мы прославляем истину, открытую в почитании св. икон и утверждаем святость образа Божия, по которому, как сказано в Священном Писании, сотворен человек, каждый из нас. Исторический смысл праздника известен всем: преодоление пагубной ереси. Это был тяжелый период в истории нашей Церкви, когда даже сами верующие, в том числе и императоры, уклонились в эту ересь, основанной на буквальном понимании ветхозаветной заповеди «не создавай себе кумира». Логика иконоборцев состояла в том, что икона — и есть то самое запрещенное к изображению Моисеевым законом «подобие», а следовательно, поклоняться ей нельзя.

Протоиерей Димитрий Жульсарин

К этому моменту в Церкви уже существовала многовековая традиция почитания икон и Креста Господня: им составлялись службы, перед ними молились, через них люди получали помощь от Господа и святых. Но это не помешало возобладать ереси иконоборчества, кстати говоря, всегда остающейся актуальной даже в наше время.

Пагубность этой ереси была многократно показана Отцами и Учителями Церкви. В их рассуждениях приводилась очень простая логическая цепочка. Закон был дан Моисею до воплощения Христа — и совершенно правильно, что изобразить Бога, Который есть Дух, чувственным образом невозможно. Но с тех пор произошло величайшее событие в истории — воплощение Спасителя, Сына Божия, воплощение в человеческом облике. Христос, Сын Божий, явился в мир в образе человеческом. Догмат об иконопочитании оказывется на поверку наиважнейшим, затрагивающим самую сердцевину Благой Вести. «Бога никто никогда не видел» — следовательно, икона невозможна. Но «Единородный Сын, сущий в недре Отчем, Он явил» — Бог воплотился, Он стал человеком во всем. Следовательно, Его можно изобразить, и икона возможна. Тот, кто отрицает икону, отрицает самую суть Благой Вести: если невозможна икона, то и Боговоплощения не было. Нам надо только суметь удержаться на высоте библейского Богпозания, не делать из икон идолов. «Я увидел человеческое лицо Бога, и душа моя была спасена» — так говорил защитник икон Иоанн Дамаскин. Любого человека можно изобразить. Поэтому если мы категорически заявляем, что Бога нельзя изобразить, держимся буквального толкования Ветхозаветной заповеди, мы тем самым отвергаем Боговоплощение. А это уже не имеет ничего общего с христианством.

Доводы очень простые, но услышаны они, тем не менее, не были, и почти целое столетие Церковь потрясали споры, доходившие даже до кровопролития. Изгонялись православные архиереи и простые христиане. Существует много известных историй о том, до чего доводили эти споры: например, к тому периоду относится рассказ об Иверской иконе Божией Матери, из лика которой потекла кровь, когда воин из числа иконоборцев бросил в образ копье.

В конце концов, как мы знаем, истина восторжествовала, и на VII Вселенском Соборе была раз и навсегда утверждена истина иконопочитания. И в связи с этим положившим конец раздорам в Церкви событием был утвержден праздник Торжества Православия, совпавший по времени с первой неделей Великого поста, который мы и празднуем уже более тысячи лет.

Но это лишь историческая канва событий. А духовный смысл праздника связан с нашим пониманием: что есть торжество Православия?

Если мы задумаемся над самим этим словосочетанием, мы можем испытать некоторое недоумение: о каком торжестве Православия может идти речь в современном мире? Мир ведь все быстрее катится к порокам и страстям, а через них и к своей погибели. Где здесь увидеть торжество?

Чтобы понять духовный смысл этого торжества, вспомним евангельские слова: «Свет во тьме светит, и тьма не объяла его» (Ин.,1:5). Если в темной комнате зажечь маленькую свечу — свет будет светить, и комната больше не будет темной.

Если загорается даже самая маленькая звезда, то, казалось бы, бесконечное темное пустое пространство уже не темное и не пустое. Тьма не может объять этого света.

Так же происходит и с Церковью в мире. Само бытие, стояние в вере и внутреннее борение любого верующего христианина, несмотря на то, что весь мир катится в прямо противоположную сторону, — подобно горение этой свечи и этой звезды. Пока хотя бы некоторые люди находят себе силы противостоять тьме — это уже есть торжество Православия в душе конкретного человека и во всем мире. Пока мы хоть сколько-нибудь верим, пока Господь дает нам для этого силы — мы несем свет православной Христовой веры в окружающую жизнь. Ибо пока есть хоть одна верующая душа — есть и надежда для выздоровления этого мира. Аминь

Категория: 

Система Orphus

Вознесенский кафедральный собор г. Петропавловск | Православная социальная сеть «Елицы»