В Петропавловске совершена закладка Севастиано-Магдалининского храма

Мой прадед: Священник Александр Фёдорович Воскресенский

В Петропавловское Епархиальное Управление обратился Войчук Андрей Григорьевич, правнук Александра Фёдоровича Воскресенского, который в годы Гражданской войны был священником храма Всех Святых города Петропавловска, где и скончался от эпидемии тифа.

Александр Фёдорович Воскресенский

Андрей Григорьевич любезно поделился материалами, посвящёнными жизни и служению священника Александра.

Призываем всех, кто что-либо знает о судьбах пострадавших священников и разрушенных храмов нашей области поделиться своими воспоминаниями и информацией. Давайте сохраним память обо всех тех людях, которые остались верными Христу не взирая ни на какие трудности и испытания.

Обращаться можно по электронной почте: berezin_mihail@mail.ru
Или по почтовому адресу: г. Петропавловск, Вознесенский кафедральный собор, ул. Жалела Кизатова — 55, священник Михаил Березин.

Александр Фёдорович Воскресенский родился 31 июля 1874 года в семье священника церкви села Введенское Чухломского уезда Костромской губернии Фёдора Степановича Воскресенского.

Успешно окончил Костромскую духовную семинарию и поступил в Казанскую духовную академию.

Будучи студентом добросовестным и старательным, Александр обратил на себя внимание профессора академии протоиерея Евфимия Александровича Малова. Так, однажды при подготовке материала к написанию одного из своих трудов – «Моисеево законодательство» – профессору потребовалась помощь студентов для предварительного отбора библиотечного материала. Его выбор пал на двух друзей, студентов академии, хорошо известных ему с самой положительной стороны, двух Александров: Воскресенского и Парийского. Почти две недели они проводили в его доме всё своё свободное время, почитая за великую честь помогать досточтимому пастырю. Иногда их работу прерывали и приглашали за общий стол, где за трапезой собиралось всё семейство Маловых.

Так и произошло знакомство двух молодых людей с дочерьми уважаемого профессора: Антониной и Лидией. Обе девушки 1878 и 1877 годов рождения учились в Казанской Мариинской женской гимназии. Знакомству с интересными молодыми людьми они обрадовались, так как и сами были общительны, прилежны и хороши собой. Это знакомство со временем переросло в дружбу, а дружба, в свою очередь, в любовь.

По выпуску из академии два Александра сыграли свадьбы, породнившись с семейством Маловых и, таким образом, друг с другом.

Как гласит запись № 7 в метрической книге бракосочетавшихся Николо-Низкой церкви города Казани за 1898 год «кандидат богословия Казанской Духовной академии Александр Фёдорович Воскресенский, двадцати  пяти  лет,  бракосочетался  30  августа  1898  года  с  дочерью Протоиерея Благовещенского Кафедрального Собора Евфимия Александровича Малова Антониной, двадцати лет».

По окончании академии Александр Воскресенский направлен для дальнейшей службы в город Омск законоучителем Омской учительской семинарии в ранге священника.

Там они с супругой, с финансовой помощью родителей Антонины, начали активно обустраиваться в службе и житье на новом месте.

Однако прослужить отцу Александру в Омске довелось совсем недолго. Благодаря стараниям старшего брата Михаила (в монашестве Макария), бывшего к тому времени соборным иеромонахом Александро-Невской лавры и личным духовником великого князя К. К. Романова, Александру Фёдоровичу поступило предложение переехать в пригород Санкт-Петербурга город Павловск, став священником придворной церкви в резиденции великого князя. Это предложение Александр с благодарностью принял и в первой половине 1899 года приехал на новое место службы, как ему тогда мечталось надолго, если не навсегда.

С 24 июля 1899 года он стал служить приходским батюшкой, ведя службу поочерёдно со здешним настоятелем в Мариинской придворной и в дворцовой домовой церкви, а также в кладбищенской церкви по заказу.

Все дети в семье Воскресенских родились в Павловске: Илария, Пётр, Андрей, Ольга, Дмитрий (Митя), Юлия, Наталья (Таля), Анастасия, Елена, Павел, Алексей (Лёля) и Марионила (Мара). К сожалению, двое деток умерли во время поездок в Казань: Андрюша в возрасте 1 года в 1903 г, а Леночка – в возрасте 2 лет в 1918 г.

Антонина Ефимовна Воскресенская (Малова). 1897 Антонина Ефимовна и Александр Фёдорович. 1910. jpg Воскресенские Храм Всех Святых Церковь св. Марии Магдалины. Павловск. 2011 Церковь св. Марии Магдалины. Павловск

Моя бабушка – Илария Александровна, первый ребёнок в семье Александра и Антонины Воскресенских, родилась в светлое морозное утро 3 ноября (16 ноября по новому стилю) 1899 года и названа была тоже светло – Илария, что в переводе с латинского означает «Весёлая».

В городе Павловске на рубеже двух столетий находилось три церкви. Одна – небольшая домашняя – во дворце. Другая – придворная церковь святой Марии Магдалины. И третья – в селе Тярлеве рядом с Павловском.

Придворная Мариинская церковь помещалась в средине большого двухэтажного дома кирпичной кладки. Её алтарь выходил на Садовую улицу. Его украшала огромная, во всю стену, прекрасной живописи икона святой Марии Магдалины. Главный вход в церковь был с противоположной стороны здания. Кроме этого входа был и внутренний (домашний) вход из коридора. Семья Воскресенских всегда пользовалась этим боковым входом. По одну сторону от церкви располагался госпиталь для больных и инвалидов русской армии. Причём курировал его сам хозяин Павловского дворца. По другую сторону находились служебные квартиры священника Мансурова и церковного причта: старосты Кирилла с семьёй, на втором этаже – дьякона, сторожа Анисима и псаломщика. Здесь же была ещё одна большая комната Воскресенских с отдельным входом, разделённая на три части.

В 1908 году произошло важное событие: Александр Фёдорович стал настоятелем всех трёх церквей в Павловске. Семья Воскресенских переехала в двухэтажный особняк, напротив церковного дома.

В самом начале 1917 года А. Ф. Воскресенский ещё участвовал в погребении придворного пресвитера собора Зимнего Дворца В. Я. Калачёва, а уже вскоре, с началом революционного брожения почётное звание «придворный священник» и близкая родственная связь с духовником одного из Романовых стали для Воскресенских уже не благом, а угрозой безопасности.

И тут очень кстати пришло письмо из Казани от тестя, профессора Казанской духовной академии Евфимия Александровича Малова, который звал дочь и всю семью Воскресенских к себе.

Из-за тяжёлого материального положения родители отправили в Казань к дедушке и бабушке сначала няню со всеми младшими детьми. После выпускных мероприятий в институте Илария с мамой тоже приехали к ним. В Павловске оставались только глава семьи вдвоем с сыном Петей. Тот рассказывал потом, как они голодали, как он жарил картофельную шелуху на рыбьем жире и на касторке; хлеба по карточкам давали совсем мало. А тут ещё Юденич надвигался на помощь Временному Правительству. Чтобы не оказаться отрезанными от семьи водоворотом событий, Александр Фёдорович с сыном вынуждены были покинуть свой дом и, бросив всё, уехать в Казань.

В большом дедушкином доме их семье отвели три комнаты наверху. И ещё две комнаты во втором дедушкином доме в том же дворе.

Меж тем кровавая река революции и Гражданской войны захлестнула Россию.

В 1917-1918 годах оазисом Казань оставалась недолго: как и всюду, на Волге разгоралась Гражданская война, белые сменяли красных и наоборот. В семействе Маловых происходящий крах Империи в первую очередь отразился на 80-летнем профессоре. Считая себя вне партий, он рассматривал внутреннее вооружённое противостояние сограждан, как самоубийство нации. Учёный-гуманист, всю жизнь пытавшийся сближать народы России, проповедовавший христианское «не убий», терпенье и согласие, не выдержал общественного одичания и в начале марта 1918 года скончался от разрыва сердца.

В августе 1918 года под натиском Красной армии белые оставили Казань. Уезжать вслед за отступающими белыми частями в Уфу решили и Воскресенские. Там жила сестра Антонины Ефимовны – Лидия с мужем-священником Александром Парийским, здесь Александр Фёдорович надеялся получить работу, чтобы кормить семью.

И вот в августе двое родителей; дети: Павел, Алексей, Марионилла; няня и Илария поплыли на пароходе вниз по Волге, а потом по реке Белой в Уфу. Когда добирались до пристани, то вблизи уже шла канонада, кое-где горело. Масса гражданских людей и военных бежало к Волге на пароходы, чтобы покинуть город. В этой толпе бежали и они. Это было ночью. Остальные дети: Пётр, Ольга, Дмитрий, Юлия, Наталья и Анастасия оставались в Казани на попечение бабушки и тётушек.

Кое-как с трудом в панике под обстрелом погрузились. Доплыли до Уфы и поселились у Парийских. Было очень трудно материально. К счастью, Александр Фёдорович, наконец, получил работу – должность секретаря в канцелярии интендантских мастерских Белой армии адмирала Колчака. По требованию своего начальства он остриг волосы и стал носить гражданскую одежду. Зиму они прожили в Уфе, а весной интендантские мастерские эвакуировались в Челябинск, и Александр Фёдорович согласился ехать с ними. В Уфе оставили младшую дочь Мариониллу и няню, а Антонина Ефимовна, Илария, Павел и Алекей поехали в Челябинск. Там Александр Фёдорович устроил старшую дочь к себе в канцелярию на должность помощника делопроизводителя с обучением работе на пишущей машинке. Материальное положение стало чуть лучше, но супруга страшно тосковала и беспокоилась об оставленных в Казани и в Уфе детях. Связи с ними не было никакой: одна половина семьи оказалась у «белых», другая -  у «красных».

         В Челябинске они не пробыли долго, эвакуировались дальше, в Петропавловск. Там в женском монастыре при церкви в честь Всех Святых священник Александр снял две комнатки, где они и обосновались. Он договорился с игуменьей женского монастыря, чтобы ему дали возможность служить священником. Через некоторое время у него получилось бросить интендантство и перейти служить в церковь.

Шло лето 1919 года. Жили крайне бедно. Самые лучшие вещи были давно проданы и проедены. Всё имущество заключалось в трёх чемоданах с одеждой и в двух баулах с постельными принадлежностями.

И вот осенью 1919 года, когда под натиском Красной Армии белые откатывались всё дальше на восток, их мастерские тоже подготовили к отъезду. Но Александр Фёдорович решил не ехать и остаться в городе.

Следующие два года священник Александр пробыл в Петропавловске, служа при Всехсвятской церкви.

Через некоторое время приехали из Казани и из Уфы остальные члены семьи. Из Казани: Оля, Митя, Юля, Таля и Ася; из Уфы: няня и Мара. Петя был в Красной Армии, где-то в Сибири. У них была одна комната, где все в тесноте и разместились, сделав нары от стены до стены. Исключение было для Александра Фёдоровича – ему была предоставлена железная кровать, а няня спала на топчане в коридоре.

…А потом на них обрушился сыпной тиф. Вероятно, по дороге в Петропавловск дети нахватались заражённых тифом вшей и сами уже были ими заражены. Один за другим свалились все приехавшие, а вслед за ними мама с Павликом и Лёлей. Самым последним заболел глава семьи, но, что было самым страшным, не сыпным, а возвратным тифом.

Днём в доме дежурила монахиня из того монастыря, где семья раньше жила, а дочь Илария, придя с работы, окуналась с головой в кучу разных дел: надо было готовить еду в русской печке на кухне, всем ставить градусники, кому-то и клизму, давать пить тем, у кого был сильный жар, а тех, кто уже выздоравливал, кормить. Все были наголо стриженые, кроме папы.

Потом стирала, выносила горшки, клала мокрые тряпки на головы тем, кто стонал и бредил в жару. Хорошо ещё, что хлеб, керосин, молоко и кое-какие другие продукты помогали покупать монахини.

Приближался новый 1922 год. Конечно, о празднике никто и не помышлял. Некоторые больные члены семьи уже вставали и помогали ухаживать за лежащими в тифу. Постепенно дело шло на поправку. Но вот в январе 1922 года у Александра Фёдоровича начался второй приступ возвратного тифа. Ослабленный организм не выдержал, отец Александр скончался...

Стоял стылый январь 1922 года. В организации похорон всё было сделано усилиями монастырского начальства. К тому времени почти все дети тиф перенесли. Были на ногах, но худые, бледные, стриженые, жалкие на вид. Гроб с телом Александра Фёдоровича установили в церкви, где он в последнее время служил. В день похорон на панихиде присутствовала вся семья с Антониной Ефимовной во главе. Похоронили священника Александра Фёдоровича Воскресенского около храма Всех Святых на его территории. Но могила, к сожалению не сохранилась…

В этот тяжёлый период времени их очень выручил чуткий и благородный человек – Василий Иванович Калинин (от автора: Дай, Бог, здоровья и счастья всем его родным и близким и их потомкам на долгие годы! Может быть, откликнутся (или найдутся через краеведов) родственники жителя Петропавловска Василия Ивановича Калинина, о котором идёт речь в повествовании. Хочется поблагодарить их за добрые дела Василия Ивановича).

От имени правления Петропавловского городского Потребительского общества, где он был председателем и за его счёт в семью прислали много продуктов и целый воз дров. К дому подъехала подвода, и возница стал таскать на кухню мешки с мукой, крупой, сахаром, маслом, мясом. Сам Василий Иванович навестил их и долго разговаривал с Антониной Ефимовной о планах на будущее. Конечно, оставаться в Сибири никто не хотел, все мечтали о возвращении в Петроград. Начались сборы.

В один весенний день в марте 1922 года после многочисленных сборов, прощания со знакомыми и соседями, после сдачи занимаемой квартиры вся семья перебралась с вещами – корзинами, чемоданами, тюками – на вокзал, находившийся на порядочном расстоянии от города.

Всё семейство со скарбом, держа самых младших за руки, перебралось на перрон, больше напоминавший кишащий муравейник. Наконец подошёл поезд. Вагоны битком набиты. Когда открыли двери, все люди с мешками и баулами, с билетами и без, кинулись к ним, отталкивая друг друга. В Петроград они уехали одни.

Через некоторое время приехала и Антонина Ефимовна со всеми остальными детьми: Олей, Митей, Юлей, Талей, Асей, Павликом и Лёлей.

По-разному сложилась дальнейшая жизнь членов семьи  священника Александра Фёдоровича Воскресенского, повторяя в той или иной мере великую и трагичную судьбу и историю самой России.

Супруга Антонина Александровна Воскресенская (в девичестве Малова) после возвращения из Петропавловска в Ленинград все свои силы и здоровье положила на воспитание, пропитание и обучение живущих с ней восьмерых детей (Илария и Пётр уже жили отдельно). Постепенно дети взрослели и уходили в самостоятельную жизнь. Скорбный путь этой смиренной, трудолюбивой и доброй женщины завершился в 1929 году. Похоронена на Смоленском кладбище Санкт-Петербурга.

Илария (бабушка автора повествования) родилась в 1899 году. В 1917 году окончила с отличием Смольный институт благородных девиц. Первое время работала учительницей в Казани, в школах Новониколаевской губернии (ныне Новокузнецкая обл.), в Ашхабаде (Туркмения), бухгалтером на нефтебазе в Узбекистане.

Большую же часть своей жизни, начиная с 1928 года, трудилась в госбанке на должностях от шифровальщицы до главного бухгалтера и начальника отделения. Места работы: Ташкент, Ленинград, село Ивановка и Рухлов в Амурской области, опять Ленинград, село Нижняя Тавда в Омской области, Сургут, Воскресенск и село Дюртюли в Башкирии, Ленинградская область.

Первый муж в годы репрессий арестован и расстрелян как враг народа за участие «в польской шпионско-диверсионной группе». 17 марта 1958 года Постановлением Президиума Московского городского суда признано, что был осуждён неосновательно, в силу чего дело производством было прекращено за отсутствием состава преступления.

Второй муж – венгерский революционер, эмигрировавший от преследования венгерской полиции в СССР, арестован как враг народа, осужден по ст. 58-10 на 6 лет лагерей, после которых бесследно исчез. Прокуратурой Тюменской области реабилитирован 03.11.1992 г. в соответствии с Законом "О реабилитации жертв политических репрессий" от 18.10.1991 г.

Сама Илария Александровна жила с семьёй своей единственной дочери Майи в г. Курске. Умерла в 1994 г.

Пётр родился в 1901 году. Учился сначала два года дома, потом семь лет в царскосельской мужской гимназии. Самоучкой выучился играть на пианино. Прекрасно пел баритоном. Стихотворения читал как артист, с пафосом, главным образом Лермонтова и Некрасова. В 1919 году, когда семья жила в Казани, был мобилизован в Красную армию. В одной из воинских частей заведовал клубом. С армией дошёл до Приморья. После демобилизации поехал в Ленинград, оттуда в Кингисепп, где стал работать. Женился. Родились дети. Жили бедно. В 1941 году мобилизован в армию. Его семья эвакуировалась из Луги в Татарстан, где жена и четверо детей, кроме двоих (Владилена и Нины), умерли от голода и болезней. Сам Пётр пропал без вести на фронте.

Ольга родилась в 1903 году. Училась в Смольном институте четыре года до начала революции 1917 года, потом один год в Казанском Родионовском институте, куда Смольный был эвакуирован. Закончила образование в советской школе, поступив сразу в шестой класс. С 1922 года в Ленинграде работала на дому вместе с мамой, зарабатывая на жизнь стеганием одеял. Переехавший из Казани в Ленинград брат Антонины Ефимовны Сергей Ефимович Малов устроил Ольгу студенткой в Институт Востоковедения. На работе и дома занималась переводами с турецкого. По просьбе Иларии после ареста её мужа в 1937 году приехала к ней в Сургут – Илария боялась за свою дочь в случае своего возможного ареста как жены врага народа. Вернулась в Ленинград. В 1942 году дочь Ольги эвакуировали из осаждённого Ленинграда вместе с другими детьми детского дома в Ярославскую область, а она осталась жить в квартире эвакуированной сестры Анастасии на Невском проспекте. Больная и обессилевшая Ольга умерла в апреле 1942 года от голода, холода и болезни.

Дмитрий родился в 1905 году. Два года учился в царскосельской мужской гимназии. Потом в советской школе в Казани, но не окончил её, надо было работать, чтобы иметь средства на еду. Работал рассыльным в какой-то организации. После возвращения в Ленинград учился на рабфаке при Балтийском судостроительном заводе, а затем стал на нём же и работать. Примерно в 1929 году поступил в Горный институт, учился на «отлично». Из-за социального происхождения (отец – священник) ему не дали возможности сдать экзамены и получить диплом об окончании института, лишили стипендии. Получил только справку, что окончил курс в институте и стал геофизиком. Такую же специальность получила и его жена. Оба работали по специальности (геологами) в Башкирии, в Куйбышевской области, в Коми АССР. Умер в 1967 году.

Юлия родилась в 1906 году. Проучилась в частной гимназии в Павловске только один год, потом в советской школе в Казани и в фабзавуче швейной промышленности в Ленинграде. Работала на швейной фабрике. Вышла замуж за Ивана Андреевича Махова, парторга завода имени Марти. В 1941 году муж был призван на фронт, где и воевал политруком до конца войны, дойдя со своим полком до Берлина. Юлия эвакуировалась из Ленинграда зимой 1942 года. Их дети были увезены ещё раньше в Тюменскую область. В 1945 году они вернулись в Ленинград, но их квартира на Греческом проспекте была занята. Пришлось жить у сестры Анастасии. Работала на небольших должностях в домоуправлении, у нотариуса. Похоронила  мужа  в  1982  году. Умерла в 1992 году.

Таля (Наталья) родилась в 1907 году. Работала связисткой после окончания соответствующих курсов. Вышла замуж за финна Адама Ниронена. Имела двух дочерей – Галю и Лиду. Лида пропала во время войны при эвакуации из Ленинграда. Муж Тали Адам пропал без вести на фронте во время войны с финнами. Сама она умерла от голода и холода во время блокады. Галя всё послевоенное время жила в Ленинграде, окончила строительный техникум, работала в строительной организации. Умерла в 1995г.

Анастасия родилась в 1908 году. Училась в школе в Казани, потом в фабзавуче. Работала на швейной фабрике «Большевичка». Вышла замуж за Сергея Васильевича Челпанова. После убийства Кирова в 1934 году Сергея арестовали (жена – дочь священника), но вскоре выпустили. Во время войны муж Анастасии ушёл на фронт и вскоре был убит. В 1944 году она вернулась в Ленинград с детьми в свою квартиру. Стала работать в кинотеатре «Октябрь» буфетчицей. Потом работала в пункте по приёму белья в стирку. Умерла Анастасия Александровна в 1976 году.

Павел родился в 1910 году. Жил всё время с родителями – в Павловске, Казани, Уфе, Петропавловске, Ленинграде. Учился в школе, работал на какой-то незначительной должности. На почве неразделённой любви потерял рассудок. Помещён в интернат для психически больных в пригороде Ленинграда. Во время войны этот интернат был эвакуирован в Новгород, который вскоре захватили немцы. Дальнейшая судьба Павла неизвестна.

Лёля (Алексей) родился в 1912 году. После окончания школы работал на вагоностроительном заводе им. Егорова, имел личное клеймо, то есть изделия, прошедшие его руки, не подлежали проверке ОТК. Женился, родился сын. Во время войны жена с сыном были эвакуированы в Среднюю Азию, а он остался и погиб в Ленинграде, будучи мобилизованным на оборону  города.

Марионилла (Мара) родилась в 1916 году. После семилетки пошла работать. Жила вместе с сёстрами Олей, Талей и её мужем. Во время войны Мара пробыла в Ленинграде до конца 1942 года, работая на оборонных работах и живя на казарменном положении. Работала на завод им. Менделеева. Вышла на пенсию в сорок пять лет, поскольку работа была вредная. Переехала жить в Казань, продолжавшим жить в нескольких выделенных им комнатах в доме своего отца – доктора богословия, профессора Казанской духовной академии, дворянина Евфимия Александровича Малова. Умерла в 1994 году.

 

Войчук Андрей Григорьевич,

правнук священника Александра Фёдоровича Воскресенского.

Курск, 2018.

 

 

Система Orphus

Вознесенский кафедральный собор г. Петропавловск | Православная социальная сеть «Елицы»