В Петропавловске совершена закладка Севастиано-Магдалининского храма

На первой седмице поста в храмах читается удивительный покаянный канон преподобного Андрея Критского. Приводим размышления иерея Александра Расхожева

Се, ныне время благоприятно, се, ныне дни спасения.
(2 Кор. 6,2)

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

Иерей Александр Расхожев

Дорогие братья и сестры наступил Великий пост и мы по традиции и Уставу Святой Православной Церкви собраемся в храмах, чтобы слушать Великий покаянный канон преподобного Андрея Критского. «Великим» он назван не только по своей величине, не потому, что превосходит все каноны количеством тропарей и делится в эти первые четыре дня на первой седмице Великого поста на четыре части, а совокупно весь читается на пятой неделе, на так называемое Мариино стояние. Но он ещё «великим» называется по тому великому покаянному смыслу и той обширной теме, которую охватывает. В тропарях мы видим ссылки на те или иные личности и события Ветхого и Нового Заветов. Приводятся примеры праведников, приводятся примеры грешников нераскаянных, приводятся примеры покаяния — как в Ветхом Завете, так и в Новом Завете. И чтобы понимать полностью смысл Великого покаянного канона преподобного Андрея Критского, необходимо знать и читать Священное Писание Ветхого и Нового Заветов, Библию. И тогда полный смысл этого канона становится понятен, и каждый тропарь становится особым по смыслу, по значению, и особый ключ имеет к нашим чувствам сокровенным, погребённым нашими грехами и страстями в глубинах наших душ.

Покаянный канон преподобного Андрея Критского дает настрой молитве всего Великого Поста. «Помилуй мя, Боже, помилуй мя» — это воздыхание Церкви среди тропарей Канона — подобно словам молитвы преподобного Иоанникия: «Упование мое Отец, прибежище мое Сын, покров мой Дух Святый», которые он от избытка сердца произносил между строк непрестанно читаемой им Псалтири. Неслучайно каждая песнь и здесь завершается обращением к Пресвятой Троице. И это воздыхание, мы дерзаем сказать, — просто и всеобъемлюще, как молитва «Отче наш».

Часто говорят о том, как трудно молиться, и это, действительно, так. Мы помним слово преподобного Силуана Афонского: «Молиться — это кровь проливать». Но в самом начале Великого Поста хочется сказать несколько о другом.

Тема покаяния... Казалось бы, канон написал святой праведный человек, прославленный Церковью в лике святых. Житие преподобного Андрея Критского повествует, что он, родившись, до семи лет не мог разговаривать. И в семилетнем возрасте, когда мальчика родители принесли в церковь и причастили Святых Христовых Таин, то он ясно и чётко заговорил. В четырнадцать лет он уже был монахом одного из монастырей. В молодом возрасте, будучи диаконом, присутствовал на VI Вселенском Соборе, отстаивая правду Православия. Затем был избран епископом одного из городов острова Крита ― так мы его и знаем как преподобного Андрея Критского.

И вот, казалось бы, святой человек пишет покаянный канон. Ведь он пишет не от чьего-либо лица, не о ком-либо, даже не для кого-либо, а сам для себя и о себе. Казалось бы, что это за святость такая, что требует такого покаяния пространно служебного и такого глубокого собственного чувства самоосуждения? Откуда, казалось бы, у святого человека грехи, чтобы в них каяться?

Всё очень просто. Чем ближе человек становится к Богу, тем больше он видит своих грехов. Недаром святые отцы говорят, что признак здравости души человеческой ― это зрение своих грехов паче песка морскаго. Но спросим: как же это так? Казалось бы, человек молится, приносит покаяние, живёт праведной, чистой жизнью. Но посмотрите: если мы зайдём в тёмную комнату, то ничего в ней не увидим. Но если чиркнуть спичкой в этой комнате, то увидим крупные предметы ― стол, шкаф, стоящую крупную мебель. А если от этой спички зажжём свечу, и уже от большего света увидим предметы, лежащие на столе, ― книги, ручку. Если мы включим электрический свет, то увидим уже и трещины на стенах, и паутину в углу, и мусор на полу, и пыль, может быть, на столе или на мебели. А когда яркие солнечные лучи зальют комнату, мы увидим даже мельчайшие пылинки, которые летают в воздухе.

Вот так и душа человеческая, приближаясь к Богу и просвещаясь всё больше и больше светом Христовой правды, светом святости, она видит всё больше и больше своё несовершенство. Поэтому и писал Андрей Критский: «Несмь грешен в человецех, якоже аз», то есть, нет более греховного человека на земле, нежели он сам.. Вот так, примерно, и человек церковный: часто исповедующийся, ходящий в храм, живущий духовной жизнью. Малейшая крупинка греха упадёт на его душу, очищенную покаянием, её уже видно, и её уже стряхнуть хочется.

А человек, который не живёт духовной жизнью ― не молится, не постится, не исповедывается, — часто можно услышать такое: «Да у меня грехов-то никаких нет». А на самом деле, как начни его полоскать в совести его же собственной, или сам он начнёт себя полоскать, а там оказывается, чем дальше ― тем больше. И вроде одни грехи поисповедывал, кажется, всё, а Господь другие открывает, другой горизонт ― посмотри, у тебя и то было, и то было, а там ты родителей обидел, а там ты за родителей не помолился, а там ты на соседа обиделся, а там ещё какую-то неправду сказал, а там на исповеди что-то недоисповедывал, а там себя самооправдал, а совесть тебя обличала. И дальше человек начнёт открывать всё новые и новые горизонты, очищая свою душу. И чем ближе к Богу, тем больше грехов видит своих.

Вот так, братья и сестры, и мы должны с вами. Как видишь, что грехов своих — паче песка морскаго, какое уныние, какое отчаяние, казалось бы, при этом должно быть... Но нет. Если человек с покаянием к ним относится ― не с гордостью, не с самомнением, не с каким-то чувством, что вот он увидел в себе грехи и его самолюбие уязвлено, и через это он впадает в уныние, отчаяние (это от самолюбия бывает) ― Господь даёт ему умиление, даёт ему слёзы умиления. И вы знаете, сами слёзы эти сладостны. Бывает, человек чувствует себя виновным, вспоминает свои грехи и начинает плакать. И плач это такой, который не хочется останавливать. Ведь недаром в житиях святых, в службах мы везде встречаем сладостный плач покаяния. Потому что плач покаянный ― это добродетель. А добродетель никогда не приносит человеку уныние или отчаяние, она приносит ему надежду на Бога, она приносит ему умиление со слезами. Сами слёзы эти являются утешительными, потому что этими слезами скверна с души смывается, этими слезами человек перед Богом оправдывается. Где эти слёзы ― там Ангел Хранитель рядом утешает человека. Где эти слёзы ― там Господь Своей благодатью коснулся вашего сердца: «Я пришёл грешников спасти. Я пришёл не праведное, но грешное спасти, грешников призвать к покаянию» (Мф. 9:13). Где слёзы покаянные, там уже начало спасения в Бозе.

И мы, взирая на Великий покаянный канон преподобного Андрея Критского и слушая словеса, которые сочинял святой человек, понимаем, что он не просто для красивого словца какого-то сидел и как поэт сочинял, он сидел и плакал, когда это писал. Сидел и сам каялся и оплакивал свою душу, свою греховность. Если такие святые угодники так плачут о своих грехах и каются, и у Бога просят прощения, то как же мы, грешники, должны каяться, и какие же слёзы и сколько нам необходимо пролить, чтобы утешение душе доставить и милосердие Божие к себе преклонить!

Помните, что покаяние всегда связано с самоукорением, самоосуждением. Не других укорять, не других осуждать ― себя осуждать, себя укорять. Конечно, мы свыклись с этой греховной привычкой, которая в нас так и живёт, так и лезет кого-то разложить по косточкам и, как говорят, чужую беду руками разведу, да своей ума не приложу. И так мы уже знаем, как надо правильно жить, и как правильно говорить, и как правильно поступать... Да оглянись ты на себя, да ты хуже этого человека зачастую поступаешь. И потом, ведь как говорят все святые отцы, «неосуждение ― без труда спасение».

Помните об этом, братья и сестры, особенно в эти святые дни Святого Великого поста. Помните, как говорил Андрей Критский: «Нет в мире людей грешнее, нежели я. И како разбойника, прими, Господи, и яко наемника, яко раба, а не яко сына или дщерь, прими, Господи, раскающихся».

Преподобный отче Андрее, моли Бога о нас!

Категория: 

Система Orphus

Вознесенский кафедральный собор г. Петропавловск | Православная социальная сеть «Елицы»