В Петропавловске совершена закладка Севастиано-Магдалининского храма

Толкование Евангелия от Матфея 28 глава

СТИХ 1: По прошествии же субботы, на рассвете первого дня недели, пришла Мария Магдалина и другая Мария посмотреть гроб.

Начиная с этого стиха, очень трудно согласовать рассказ Матфея с изложением событий у других евангелистов. В этом трудность толкования последовательности событий воскресения Иисуса Христа. Например, часто изменяется порядок, в котором должны были бы следовать события в их исторической последовательности. Это мы сейчас увидим с первых же стихов 28 главы. Толкователи считают, что сначала произошло вот это событие:

 СТИХИ 2-4: И вот, сделалось великое землетрясение, ибо Ангел Господень, сошедший с небес, приступив, отвалил камень от двери гроба и сидел на нём; вид его был, как молния, и одежды его белы, как снег; устрашившись его, стерегущие пришли в трепет и стали, как мёртвые;

Потому что, судя по показаниям других евангелистов, это всё случилось до прибытия женщин ко гробу.

Изложим события радостного утра Воскресения Христова так, как указал в своём толковании святитель Феофан Затворник, восполняя повествование евангелиста Матфея рассказами других евангелистов.

По прошествии субботы, как только миновало время субботнего покоя по закону Моисееву (то есть, вечером в субботу, по-нашему), раньше, чем была приставлена ко гробу стража,-пришла Мария Магдалина и другая Мария(Клеопова) посмотреть гроб.

Они хотели убедиться, -всё ли там так, как было вчера. И при возвращении домой пригласили с собой ещё Соломию, чтобы купить ароматов для помазания тела Господа. В этот же вечер они, по-видимому, повидались с другими жёнами, которые следовали за Господом из Галилеи, и договорились, как действовать утром. Решено было сойтись всем вместе не в городе, чтобы не привлечь к себе внимание, а ждать друг друга у самого гроба, в саду Иосифа Аримафейского. О страже же они ничего не знали.

И вот, вероятно, в самую полночь сделалось великое землетрясение: земля страшно содрогнулась, и не могла не содрогнуться, потому что из недр её выходил теперь Великий Первенец из мёртвых. Это было новое землетрясение, бывшее как бы отзвуком и возобновлением первого, при распятии. Славному Воскресению Господа удостоились послужить Силы Небесные: ибо Ангел отвалил камень от гроба и сидел на нём. Пречистого тела Господа нашего во гробе уже не было. Он воскрес в ещё запечатанном гробу, вышел из гроба ещё в то время, когда и камень был на своём месте, и печати были целы. Вышел так же чудесно, как потом чудесно предстал апостолам при затворённых дверях. Евфимий Зигабен пишет: «Подобно тому, как Он родился, сохранив невредимыми ключи девства, так и воскрес, сохранив невредимыми печати гроба.»

Никто из землеродных не в состоянии был видеть Его славное восстание и тот неприступный свет, в котором Воскресший оставил ложе смерти. Небесный вестник отвалил камень от гроба только для того, чтобы все могли видеть, что гроб уже пуст.

Святые отцы единогласно говорят, что временем воскресения Иисуса Христа было первое пение петухов.

Обратите внимание, что евангелисты, говоря о факте воскресения, первоначально ничего не говорят о Самом воскресшем Христе. Вместо Него представлено величественное явление Ангела.  Как молния- здесь следует понимать в том смысле, что от Ангела исходили лучи, похожие на молнии. Крайне величественное зрелище. Стражи не были умерщвлены, но сделались, как мёртвые. Мы уже не видим их более у гроба, потому что очнувшись от ужаса, все они разбежались. Эти мужественные люди, неустрашимые римские воины, были, видимо, парализованы страхом. Но зато для женщин была теперь полная безопасность приблизиться ко Гробу Господню. Первой по толкованию святых отцов пришла ко Гробу пламенно преданная Господу Мария Магдалина. Возможно, что она и переночевала где-то за городскими воротами, желая как можно раньше прийти ко Гробу Учителя. А ворота города отпирались только на рассвете. Было ещё совсем темно, а она была уже в саду Иосифа. Подошла ко гробу и увидела, что камень отвален. Но Ангел не явил ей лика Своего. И потому она тотчас бежит от гроба. Далее пишет Ин.20,2: Итак, бежит и приходит к Симону Петру и к другому ученику, которого любил Иисус, и говорит им: унесли Господа из гроба, и не знаем, где положили Его.

Между тем, вслед за ней, тоже очень рано, на гроб пришли другие женщины, неся приготовленные ароматы. Они нашли камень, отваленным от гроба, и войдя, не нашли тела Иисуса. Но когда они недоумевали об этом, вдруг предстали перед ними два мужа в одеждах блистающих. И когда они были в страхе и наклонили лица свои к земле, сказали им: что вы ищете живого между мёртвыми? Его нет здесь: Он воскрес (Лк.24,5-6).

И тут вспомнили они слова Господа о том, что Ему надлежит воскреснуть, и возвратившись от гроба, возвестили это апостолам. Но ещё раньше, чем пришли они к апостолам, Пётр и Иоанн, получив известие от Марии Магдалины, тотчас побежали ко гробу. За ними пошла туда опять и плачущая Магдалина. Апостолы бежали вместе, но Иоанн был моложе, и потому бежал быстрее и прибежал первым. Он не вошёл во гроб, но, наклонившись, посмотрел туда и увидел одни пелены лежащие. Вслед за ним приходит Пётр и входит во гроб и видит одни пелены лежащие, и плат, которым была обвязана голова Иисуса, не с пеленами лежащий, но особо свитый на другом месте. Тогда вошёл Иоанн, тоже всё это увидел и понял, что тела во гробе нет. Пётр и Иоанн возвращаются опять к себе. А Мария стояла у гроба и плакала. И когда плакала, наклонилась во гроб. И вдруг видит двух Ангелов, сидящих в белых одеждах, одного у главы, а другого у ног, где лежало тело Иисуса. Далее Евангелие от Иоанна (Ин.20,13-17) повествует: Ангелы говорят ей: жена! Что ты плачешь? Говорит им: унесли Господа моего, и не знаю, где положили Его. Сказав это, она обратилась назад, и увидела Иисуса стоящего; но не узнала, что это Иисус. Иисус говорит ей: жена! Что ты плачешь? Кого ищешь? Она, думая, что это садовник, говорит Ему: господин! Если ты вынес Его, скажи мне, где ты положил Его, и я возьму Его. Иисус говорит ей: Мария! Она, обратившись, говорит Ему: Раввуни! -что значит: Учитель! Иисус говорит ей: не прикасайся ко Мне, ибо Я ещё не восшёл к Отцу Моему; а иди к братьям Моим и скажи им: восхожу к Отцу Моему и Отцу вашему, и к Богу Моему и Богу вашему.

Мария не узнала Иисуса, вероятно, потому, что глаза её были удержаны, как и у двух учеников, шедших в Эммаус (Лк.24,16). Вероятно, не сразу получила Мария ответ на свой вопрос. Она снова смотрела на гроб, когда Христос назвал её по имени. Голос и вид Христа в эту минуту сразу дали ей возможность узнать Его. И она в радости воскликнула: Раввуни! И хотя апостол Иоанн переводит это слово как Учитель, -есть все основания полагать, что Мария вложила в это слово ещё другой смысл: это слово можно перевести как Адонай-владыко! Мария признаёт во Христе владыку жизни.

Вероятно, Мария в неожиданной радости бросилась ко Христу, чтобы ухватиться за ноги Его. Потому что только этим можно объяснить обращённые к ней слова Христа: не прикасайся ко Мне, а точнее, не берись, не удерживай Меня. Христос объясняет это запрещение тем, что Он не восшёл ещё к отцу Своему. Этим Он даёт понять Марии, что для возобновления личного общения с Ним верующих ещё не приспело время. Его общение станет возможным только тогда, когда Он снова войдёт в то состояние, в котором находился до пришествия в мир. Только после вознесения Христа всякий верующий в Него может наслаждаться общением с Ним. Не удерживать Христа здесь на земле должна Мария, а идти к Его братьям-так называет Христос Своих учеников для того, чтобы показать Свою особую близость к ним. Мария Магдалина не только должна возвестить ученикам о восстании Христа из гроба, но и сказать им, что Он восходит теперь к Своему Отцу и Богу, Который в то же время есть их Отец и Бог. Христос говорит здесь не о том восхождении, которое должно было совершиться через сорок дней. По представлению Иоанна, Христос явился Марии Магдалине в тот момент, когда только что покинул гроб. Он воскрес, но ещё не прославлен. Вскоре должно произойти прославление Христа, и как бы желая показать, что Он ещё не вошёл в состояние Божественного прославления, Христос называет здесь Отца Своим Богом: такого выражения Он не употреблял нигде в Своих речах, имеющихся в Евангелии от Иоанна. Обратите внимание: восхожу к Отцу Моему и Отцу вашему, и к Богу Моему и Богу вашему. Этим Он показывает, что Он есть Сын Божий Единородный, Который сокрыл вечную славу Свою в состоянии воплощения. И снова идёт принять её, как нечто от века Ему принадлежащее-принять именно как Богочеловек, чтобы и немощная человеческая природа удостоилась с Ним прославления.

СТИХИ 5,6: Ангел же, обратив речь к женщинам, сказал: не бойтесь, ибо знаю, что вы ищете Иисуса распятого; Его нет здесь-Он воскрес, как сказал. Пойдите, посмотрите место, где лежал Господь,

Итак, Господь отослал Марию Магдалину возвестить ученикам о Своём славном восстании из мёртвых. Но вот, уже при восходе солнца, идут на гроб и другие женщины: Мария Иосиева и Саломия: «Кто отвалит нам камень от двери гроба?» -спрашивают они друг друга. И, подойдя, видят, что камень отвален, и на нём сидит светоносный Ангел. Первые слова Ангела-не бойтесь. Это воинам следовало убояться, а вам уготовлено совсем другое. И когда освободил их от страха, тогда продолжил свою речь: «ибо знаю, что вы ищете Иисуса распятого». Толкует блаженный Феофилакт: «Не стыдится назвать Господа распятым, потому что крестом, доставившим нам все блага, Он хвалится, как некоторым победным оружием.»

А место, где лежал Господь, пусто. Для того Ангел и отвалил камень от входа в погребальную пещеру, чтобы удостоверить всех, любящих Господа, что Он воскрес!

СТИХ 7: и пойдите скорее, скажите ученикам Его, что Он воскрес из мёртвых и предваряет вас в Галилее; там Его увидите. Вот, я сказал вам (истину).

Предваряет, то есть, раньше вас будет в Галилее. У Марка (16,7) -скажите ученикам Его и Петру. Это важное дополнение. Пётр после своего отречения уже не считал себя учеником Иисуса. Толкует Иоанн Златоуст: «Уместно сказал- в Галилее,-этим Он избавляет их от забот и опасностей, грозивших им в Иудее. Чтобы страх не поколебал их веры.» Там, в родной стране, все вы сможете собраться безбоязненно, вдали от врагов Господа и ваших. Там Он будет раньше вас и явится вам всем.

СТИХ 8: И, выйдя поспешно из гроба, они со страхом и радостью великою побежали возвестить ученикам Его.

Этот страх был совершенно естествен для первоначальных свидетельниц столь чудесных событий. Но он перемешивался с радостью великой. Соединение таких чувств психологически понятно и объяснимо. Поэтому, встречаясь со знакомыми на пути, никому ничего не могли сказать. Об этом пишет Марк (16,8).

СТИХ 9: Когда же шли они возвестить ученикам Его, и се Иисус встретил их и сказал: радуйтесь! И они, приступив, ухватились за ноги Его и поклонились Ему.

Итак, судя по показаниям Матфея и других евангелистов, женщины-мироносицы и ученики Христовы конец ночи и утро воскресного дня проводят в непрестанном движении ко гробу и от гроба Спасителя. Они, по-видимому, движутся по разным дорогам. Описать такое движение всегда и везде бывает трудно. А если учесть, что Евангелия были написаны не сразу, по горячим следам, а спустя десятилетия после описанных событий, то станет понятным, почему евангелисты излагают некоторые факты по-разному. Общепринятое изложение событий в хронологическом порядке следующее: Первой пришла ко гробу Мария Магдалина и, увидев камень отваленным, а гроб пустым- убежала за Иоанном и Петром. За ней идут другие мироносицы и, получив весть о Воскресении, бегут в Иерусалим к остальным ученикам сообщить им эту радостную весть. Около этого времени выходят из Иерусалима Пётр и Иоанн, а за ними опять Мария Магдалина. Ещё раз повторю, что движение ко гробу совершалось, вероятно, из разных мест и по разным дорогам из Иерусалима и обратно. Поэтому толкователи затрудняются сказать, были ли мироносицы, о которых говорится в 9 стихе те же самые, о которых было сказано в 8 стихе. Возможно, что это была другая группа женщин, пришедших ко гробу последними и теперь возвращающихся в Иерусалим вместе с первыми. Обыкновенно толкуют, что к ним теперь присоединилась и Мария Магдалина. Этим женщинам, уже после явления Своего Марии Магдалине, является теперь Спаситель на дороге и приветствует их словом: Радуйтесь! Женщины тотчас узнали Иисуса, возможно, только по одному Его слову, ухватились за ноги Его, как бы не желая с Ним расстаться. И совершили Ему поклонение, которое полагается Богу.

СТИХ 10: Тогда говорит им Иисус: не бойтесь; пойдите, возвестите братьям Моим, чтобы шли в Галилею, и там они увидят Меня.

После этих слов Господь стал невидим для них. Обратите внимание, что это повеление повторяется дважды. В стихе 7 Ангел Господень повелевает женщинам возвестить ученикам о воскресении Иисуса и идти в Галилею, в стихе 10 Сам Господь повторяет эти же слова. Как это объяснить? Иннокентий Херсонский поясняет так: «Блаженство Воскресшего казалось Ему как бы неполным, пока не будет разделено с теми, которых Он возлюбил до конца, и которые называются теперь не учениками, а братьями.» Ученики поражены были глубокой скорбью, от страха боялись выйти из дома и сидели при затворённых дверях. И вот, чтобы скорее избавить возлюбленных Своих от этого тяжкого состояния, Господь и через Ангела и Сам является жёнам и сообщает радость великую о Своём Воскресении. А почему Пётр с Иоанном не видели во гробе ни Ангелов, ни Сам Господь не явился им? Объясняют тем, что для них не пришел ещё час полной радости. И по состоянию их душ им полезнее было в начале услышать о Воскресении от других, чем тотчас увидеть Воскресшего самим. Достойно внимания и то, кому суждено принять и распространить первую весть о Воскресении. Не Петру и не Иоанну, и не Иакову, верховным апостолам, а слабым, но усердным жёнам, шедшим с ароматами. Ароматы остались без употребления, но несшие их, сами за свою любовь, соделались благоуханием Христовым. И святые жёны стали апостолами для самих апостолов, благовествуя им Христово Воскресение. А Святая Церковь верует и свою веру исповедует в Пасхальных своих песнопениях, что первая из всех жён, получившая от Ангела радостную весть о воскресении Господа, первая, удостоившаяся лицезреть Его, была не Мария Магдалина, а преблагословенная Богородица. Да и могло ли быть иначе? Её ли мог оставить в безвестности Христос о Своём славном Воскресении долее других? И действительно, в Храме Воскресения Господня близ гроба и теперь указывают место, где Господь явился Своей Пречистой Матери. Евангелисты не говорят об этом. И причина понятна. Ей неугодно было, чтобы разглашали о Ней. И апостолы с благоговением относились к этому необычайному смирению Святейшей из всех матерей. Они свято чтили Её желание и не говорили о Ней, потому что Она Сама любила молчание.

А святые жёны спешили к апостолам, чтобы поделиться радостной вестью о Воскресении. Сколько глаз видело Господа, целая толпа свидетелей! И однако же апостолам показались слова их пустыми (Лк.24,11), и они не поверили женщинам. Только Пётр решил ещё раз сбегать ко гробу, чтобы посмотреть, не откроется ли и ему что. Об этом пишет Лука (24,12): Но Пётр, встав, побежал ко гробу и, наклонившись, увидел только пелены лежащие, и пошёл назад, дивясь сам в себе происшедшему. Можно думать, что на душе у него в это время было особенно тяжело, потому что ведь он отрёкся от Господа. Не по его ли вине Господь не открывается апостолам? Очень вероятно, что в это время Господь и явился ему в утешение сердца его. Об этом пишет апостол Павел (1Кор.15,5): …явился Кифе, потом двенадцати. В нашем славянском переводе-одиннадцати. Правильнее двенадцати. Это технический термин, означающий первый круг наиболее близких учеников Господа.

СТИХ 11: Когда же они шли, то некоторые из стражи, войдя в город, объявили первосвященникам о всём бывшем.

Итак, евангелист Матфей показывает, что на первых же порах факт Воскресения Христа хотели опровергнуть. Мы не знаем, стражи очнулись от своего ужаса и где это было. Не все воины пошли к первосвященникам, а только некоторые. Они сами, своими силами не могли помешать тому, что случилось. Поэтому они идут с докладом к первосвященникам. Эта весть как громом поразила врагов Иисусовых.

СТИХИ 12,13: И они, собравшись со старейшинами и сделав совещание, довольно денег дали воинам, и сказали: скажите, что ученики Его, придя ночью, украли Его, когда мы спали;

Как бы ни хотелось им верить великому и страшному для них чуду Воскресения,-свидетели были налицо. И притом не простые, случайные свидетели, а ими же самими приставленные воины. Суровые, закалённые в боях римские солдаты теперь с ужасом рассказывали им о землетрясении, о явлении Ангела, о внезапном отпадении громадного камня от входа в пещеру… Что было делать злейшим врагам Господним? Нет сомнения, что они скорее апостолов поверили истине о Воскресении. Но это была та вера, о которой говорится у апостола Иакова в его Послании (Иак.2,19): и бесы веруют и трепещут. В замешательстве, с упорством и ожесточением, вместо того, чтобы беспристрастно исследовать столь важное известие, вместо того, чтобы смириться, наконец, и покаяться,-недолго думая, они снова прибегли к своему излюбленному средству: самой бессовестной лжи и клевете. Они подкупают стражу-средство не новое. Враги Христа предполагали, что деньгами можно удобнее всего опровергнуть истину. Сильные и влиятельные люди боятся теперь простых воинов и возможных с их стороны разглашений. Что скажет об этом народ, когда узнает? Денег дано было столько, сколько нужно, чтобы заградить стражам уста и заставить их говорить ложь. Некоторые из стражей были, очевидно, люди нуждающиеся и согласны были говорить то, что им прикажут. Говорит митрополит Филарет Московский: «Как стражи, которые спали и не проснулись, свидетельствуют о том, что произошло во время их сна? Кто имеет дерзость разглашать такую басню? Только Богоборцы! Спросим ещё: как могло статься, чтобы ученики Иисуса, которые в Гефсимании обратились в бегство при первой же опасности,- как могли они решиться на дерзкое и бесполезное предприятие-украсть тело умершего Учителя из гроба? Запечатанного и окружённого стражей? Но если сделалось известным похищение из-под стражи, из-под печати правительства, и похитители известны, то преданы ли суду стражи и похитители? Отнюдь нет! Военный начальник стражи не заботится, стражи беспечальны, мнимые похитители не менее восьми дней остаются в Иерусалиме. И никто из строгих до этого начальников иудейских не требует их суда за столь важное похищение.»

Мало того, впоследствии, привлекая апостолов на своё судилище за проповедь о Христе, Синедрион не делает даже намёка на то, что будто они украли тело Иисуса. Разве архиереи упустили бы случай обвинить их в этом, если бы сами не видели всей нелепости этой лжи?

Ещё аргументы против лжи архиереев. Если бы ученики хотели украсть тело, то сделали бы это в первую ночь, когда ещё при гробе не было стражи. Тогда это было нисколько не затруднительно и совершенно безопасно. Опять же, они бы украли не нагое тело. Снять одежду с тела было трудно, потому что смирна-клейкое вещество и сильно прилипало и к одежде, и к телу. Неужели они не знали неистовства Иудеев, и чем это может для них обернуться? Да какая была бы им польза, если бы Иисус Христос не воскрес?

Однако, от народа все эти вещи можно было скрыть. Народ легковерен, невежественен и т.д. Страшнее был Пилат, который за настойчивость при осуждении Иисуса мог теперь жестоко отомстить старейшинам, если бы он узнал от воинов факты. Но золото было в то время сильнее всякой истины. Поэтому первосвященники смело говорили страже: Пилат скоро уедет из Иерусалима в Кесарию. Если и дойдут до него слухи, то скорее всего он не обратит на них внимания. А если и обратит, то

СТИХ 14: и, если слух об этом дойдёт до правителя, мы убедим его, и вас от неприятности избавим.

То есть, они-сильные и влиятельные люди, имеющие доступ даже к Пилату, могут убедить его, что в этом деле повинны ученики.

СТИХ 15: Они, взяв деньги, поступили, как научены были; и пронеслось слово сие между иудеями до сего дня.

Точнее было бы перевести, что молва об этом распространилась между иудеями и существует до сего дня, то есть, до написания Евангелия Матфеем. Повторяется эта бессовестная ложь и до наших дней в их Талмуде, в их преданиях и учении. Казалось бы, можно ли верить такой нелепости? «Можно,-говорит митрополит Филарет,-потому что закоснелый в неверии ум, как ночная птица, видит только во тьме неверия. Любит только свои грёзы и убегает от света истины, который жжёт ему глаза.»

СТИХ 16: Одиннадцать же учеников пошли в Галилею, на гору, куда повелел им Иисус,

Евангелист Матфей ничего не говорит о явлениях Господа Своим ученикам как в первый день по Своём Воскресении, так и в последующее время. Из всех явлений Господа он описывает только одно, самое торжественное, о котором Господь особенно предсказывал ещё до Своей крестной смерти. До этого явления видели Воскресшего лишь ближайшие ученики Его и несколько благочестивых жён. Ни семьдесят учеников Его, ни другие верующие ещё не лицезрели своего Божественного Учителя и довольствовались свидетельствами очевидцев. Теперь Он явился, по словам апостола Павла, более пятистам братиям сразу (1Кор.15,6): потом явился более нежели пятистам братий в одно время, из которых большая часть доныне в живых, а некоторые и почили.

В Галилее шесть учеников Господа удостоились явления Его на Генисаретском озере, о чём пишет апостол Иоанн в 21 главе своего Евангелия. Возможно, что при этом явлении Господь повелел им всем собраться в указанном месте. И они собрались на гору, куда повелел им Иисус. И не одиннадцать только, но более, нежели пятьсот братий.

Это явление, по замечанию святителя Филарета Московского, имеет особенную знаменательность, потому что в других явлениях Господь открывает Себя одному или нескольким людям без предупреждения, как внезапный посетитель или спутник, а об этом явлении предупредил учеников Своих и назначил место. Название горы не сохранилось. Одни полагают, что это была гора Фавор, другие, что это была гора Нагорной проповеди.

СТИХ 17: и, увидев Его, поклонились Ему, а иные усомнились.

После явлений в Иерусалиме и в Галилее одиннадцать не могли сомневаться в истинности Воскресения и присутствия Христа среди них. А вот по поводу остальных-возможно, что они впервые видели воскресшего Христа и не верили своим глазам. Он был, по-видимому, от собравшихся в некотором удалении. Может быть, на самом высоком месте горы. Но если они и усомнились, то это нисколько не препятствует думать, что и они поклонились Иисусу. Говорит Иоанн Златоуст: «Подивись их любви к истине. Они не скрывали своих погрешностей, даже в последние дни с ними случавшихся. Впрочем, и эти колеблющиеся были утверждены явлением.»

Вспомните, когда ученики впервые увидели воскресшего Господа, они тоже подумали тогда, что видят призрак. Эти сомнения учеников, о которых так часто упоминается в Евангелиях, служат сильнейшим доказательством, что они не увлекались мечтой, а тщательно исследовали истину Воскресения.

СТИХ 18: И приблизившись, Иисус сказал им: дана Мне всякая власть на небе и на земле.

То есть, Иисусу Христу, как Человеку, дана теперь всякая власть, какую Он имел доселе как Бог. Царство Его не ограничивается Небом, а простирается и на всю землю. И для того в особенности, чтобы верующих в Него людей из земной, несовершенной, смертной жизни возводить в жизнь небесную, совершенную, бессмертную. Как Бог, Он имеет всегдашнюю неограниченную власть над всем, что Им создано. Теперь же, по воскресении Своём, Он воспринял эту власть и по Своему Человечеству, как Искупитель мира. Это слова митрополита Филарета Московского. И ещё: «Нет никакой власти и силы, которая не была бы подчинена Его власти.» Никогда ещё апостолы не слышали таких властных слов из уст Своего Учителя. Итак,-говорит Господь ученикам Своим,-поскольку теперь всё в Моей власти, то идите в мир. Я буду вашим заступником и покровителем.

СТИХ 19: Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа,

Вот здесь слово научите переведено неточно. Смысл греческого текста тот, чтобы поставить людей в такое положение и отношение ко Христу, в котором находились апостолы. Все они сделались учениками Христа без предварительного научения. Смысл выражения тот, что ученики должны были согласно заповеди Христа, отправиться и приобретать среди них учеников и последователей Христа. Исполняя эту заповедь Господа, апостолы никогда не сомневались, что все, как Иудеи, так и язычники, должны допускаться в Царство Христово или Церковь Его. Ибо весь мир искуплен Кровью Христа, для всех открыт вход в Царство Небесное Его властью.

Крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа: то есть, возрождая всех людей для жизни новой, благодатной, вечной посредством Таинства Крещения, которое будет служить образом смерти для греха, и возрождения, то есть, полного преображения и изменения ума ради Бога. Господь не говорит ясно, следует ли предварительно научить, а потом крестить, или наоборот. Цель заповеди Христа, привлечь людей в Его Царство, крестя их и научая, научая и крестя. Если точно переводить греческое выражение во имя, то там будет к имени. То есть, крестите людей к признанию имени Отца и Сына и Святого Духа. К усвоению одной из главнейших новозаветных истин-о Троичности Лиц Божества. Помните: «Чисто исповедовать Троицу в Боге и Двоицу во Христе,-в этом я вижу предел Православия.» Это слова Григория Синаита.

А почему имя употреблено в единственном числе? Это указывает на единство Лиц Пресвятой Троицы. Бог един по существу, но троичен в Лицах.

СТИХ 20: уча их соблюдать всё, что Я повелел вам; и сё, Я с вами во все дни до скончания века. Аминь.

И не только вводите людей в Церковь Христову посредством Крещения, но и руководите их в жизни на пути к Царству Небесному, готовьте из к вечной жизни. Научите их жить по заповедям Христа. Это повеление-учить все народы,- не могло не смутить апостолов. Сам Учитель проповедовал только Своему народу и даже сказал однажды, что Он послан только к погибшим овцам дома Израилева. А теперь повелевает идти в мир ко всем народам. Кто они, бедные рыбаки из Галилеи, чтобы идти по всему миру? Они почти все едва образованы, имеют смутное представление о других народах и племенах. Они в своей-то стране едва могли изъяснить учение Своего Учителя, постоянно обращаясь к Его помощи за разъяснениями. А теперь, как они пойдут по всему миру, ко всем неведомым народам, и притом одни, без Учителя, Который, казалось, прощался теперь с ними навсегда?! Любвеобильный Сердцеведец видит их смущение и изрекает им, а в их лице и всем верующим, всей Церкви Своей, великое обетование. Не говорите Мне о препятствиях,-Я с вами,-Я Всесильный с вами, не бойтесь ничего, -со всеми истинно верующими в Меня, Я всегда, во все дни до скончания века. Аминь.

С радостью внимали ученики этому утешительному слову Господа. Говорит Златоуст: «Видишь ли? Не с ними будет только находиться, но и со всеми теми, которые после них будут веровать. Ибо апостолы не могли жить до скончания века, но Он говорит ко всем верным, как бы к одному телу…Таким образом, укрепив и ободрив их дух, напоминает им и о последнем дне, и посылает их в мир.»

Поучает митрополит Филарет Московский: «Христианин! Подвизайся же и ты привлечь это благодатное посещение усердной молитвой, прилежным поучением в слове Божием, благими делами по заповедям Господним. Более же всего, пламенной любовью к Умершему за тебя и Воскресшему. Зови гостя Небесного прилежнее, готовься к принятию Его в святых тайнах тщательнее, чем делаешь это для, большей частью, бесполезного принятия земных гостей. И если Он посетит тебя Своим Божественным утешением, берегись, чтобы никто не отнял у тебя радости твоей. Возблагодарим же Господа, пребывающего с нами в бесконечные веки. Ему подобает всякая слава, честь и держава во веки веков. Аминь!»

Почему Господь по воскресении Своём не явился тотчас всем Иудеям? На этот вопрос Иоанн Златоуст отвечает так: «Если бы Своим явлением Он мог обратить всех к вере, то непременно бы явился всем. Но Он знал, что это невозможно. Этому Он научает нас через Лазаря. Ибо, когда Христос воскресил этого четырёхдневного мертвеца, смердевшего и тлевшего, когда по гласу Его сей мертвец стал пред лицом всех, но и тогда не только не обратил их к вере, но ещё раздражил против Себя. Первосвященники и старейшины Синедриона совещались убить и самого Лазаря за то, что он был предметом чуда Христова. Итак, если они за то, что Господь другого воскресил из мёртвых, не уверовали в Него, то каким неистовством воспылали бы против Него, если бы Он явил им Себя Самого, воскресшего собственной силой?»

Итак, Господь является только любящим Его: во-первых, Деве Марии, потом Галилейским женщинам, потом апостолам. Он не явился ни Пилату, ни Каиафе. Он им не нужен. Господь уважает человеческую свободу и никому не навязывается.

Составитель: преподаватель Воскресной школы Павлова Т.А.

 

 

Система Orphus

Вознесенский кафедральный собор г. Петропавловск | Православная социальная сеть «Елицы»