В Петропавловске совершена закладка Севастиано-Магдалининского храма

Жития священномучеников Афанасия, Михаила, Иоанна, Василия пресвитеров Петропавловских и Владимира пресвитера Благовещенского

Священномученик священник Афанасий

Афанасий Дмитриевич Милов родился 11 января 1877 году в селе Солдатское Нижнеломовского уезда Пензенской губернии. Происходил из семьи крестьян. Закончил трех классную школу в родном селе.

Жития священномучеников

В 1895 году стал проживать в селе Щучьем (современный Мамлютский район Северо-Казахстанской области).

С 1914 года служил псаломщиком в церкви этого села. Кроме того, выданная ему уже при советской власти характеристика Мамлютского сельсовета, указывает его социальный статус как священник и кулак. Там же указано, что он вел сельское хозяйство и имел батрака.

Во время массового крестьянского восстания против большевиков в 1921 году псаломщик Афанасий служил совместно со священником церкви села Беловка Ячменевым благодарственный молебен. Священник после подавления восстания был расстрелян, но по милости Божией псаломщику удалось уцелеть.

Во время коллективизации в 1929 году имущество священника Афанасия было конфисковано, а сам он был лишен гражданских прав. До 1930 года он служил священником в родном селе, после чего, спасаясь от репрессий, перебрался в город Кузнецк, затем вернулся в Щучье. Не имея своего жилья, в это время проживал в семье родной сестры, которые также были раскулачены.

В 1935 году перебрался жить в село Прудки, где проживал в доме у племянницы. В это время он продолжал нелегально своё священническое служение: совершал требы и молебные пения на полях крестьян-единоличников.

В начале июня 1937 года батюшка перебрался в город Петропавловск, где устроился сторожем в детский сад.

В городе священник пытался найти своего знакомого церковнослужителя Шилкина, но узнав, что тот уехал из города, в сентябре вновь уехал в село Щучье. В этот последний период жизни до ареста священник помогал семье своей сестры вести домашнее хозяйство.

В октябре 1937 году верующими села, отец Афанасий был выдвинут в депутаты Верховного Совета, но его кандидатура была отклонена колхозниками.

Был арестован 28 ноября 1937 года и заключён в камеру предварительного заключения Мамлютского районного отделения милиции. При обыске были найдены вещественные доказательства его «вины»: евангелие и наперстный священнический крест.

Из заполненной им анкеты арестованного известно, что на момент ареста из близких родственников у него была только сестра Косовягина Варвара Дмитриевна 1882 года рождения, домохозяйка.

Уже на следующий день после ареста он был допрошен следователем, отец Афанасий обвинялся им «в антисоветской и контрреволюционной деятельности на селе, проживая в Щучьем проповедовали нелегально евангельское учение, призывали граждан к вере в Бога, агитировали за открытие церкви, проживая у кулака Косовягина собирали сборище где вели антисоветскую агитацию, восхваляли царский монархический строй, всячески возводили клевету против советской власти, предсказывали „гибель“ Сов. власти».

Признавая, что проповедовал до закрытия Церкви христианское учение, а после читал евангелие верующим по домам, священник, тем не менее, показывал, что никакой контрреволюционной деятельности не вел. Также признавая, что некоторые из верующих жаловались ему на советскую власть, он не сообщил их фамилии.

На другой день допрос продолжился, ведший дело младший лейтенант П. обвинял священника в создании «нелегальной группы церковников». Отец Афанасий, соглашаясь с наличием такой группы и называя даже фамилии её участников, показывал, что никакого состава преступления в её действиях не было, а были лишь разговоры о том, где достать хлеба для голодающих семей.

Тогда же следователем было напомнено священнику, что ранее группой прихожан он неудачно выдвигался в качестве кандидата в депутаты верховного Совета СССР. Признавая этот факт, отец Афанасий отрицал свою инициативу в этом выдвижении.

Он так и не признал себя виновным, но это не помешало следователю 30 ноября составить обвинительное заключение, в котором священник Афанасий Дмитриевич Милов обвинялся в том, что «организовал группу церковников из кулацкого и под-кулацкого элемента... на этих сборищах проводил с ними беседы, проповедуя евангельское учение, одновременно обсуждая экономическое положение, распространяя „голодное“ настроение».

Дело священника, таким образом, было передано на рассмотрение Тройки УНКВД СКО, которое своим решением от 2 декабря 1937 года приговорило его к расстрелу с конфискацией имущества.

Священномученик Афанасий Милов расстрелян 5 декабря 1937 года в 1:25 ночи.

Был прославлен в лике священномучеников Архиерейским юбилейным Собором Русской Церкви в 2000 году.

10 апреля 1989 года священник Афанасий Дмитриевич Милов был полностью реабилитирован.

Священномученик священник Василий

Василий Иосифович Бова родился в 1877 в городе Курган Тобольской губернии и происходил крестьян середняков. Обучался дома, впоследствии, по всей видимости, сдал экзамены за курс духовного училища и 30 августа 1909 года был назначен псаломщиком к церкви святителя Василия Великого села Камышевское Курганского уезда Тобольской епархии (ныне село Камышевка Шатровского района Курганской области), где первоначально и проходил своё служение.

Как свидетельствует книга Тобольской епархии за 1913 год, жалование псаломщика составляло всего 40 рублей в год — мизерная по тем временам сумма. Можно представить каких трудов стоило псаломщику Василию содержать свою семью.

В Омскую епархию прибыл 29 июля 1912 года и уже 8 августа был назначен псаломщиком в молитвенный дом в честь святителя Николая Чудотворца села Пески Петропавловского уезда Акмолинской губернии (ныне село с одноименным названием в районе Магжана Жумабаева Северо-Казахстанской области). Жители села были выходцами из Полтавской губернии.

И хотя приход был достаточно большой (около 3800 человек на 1913 год), но сам молитвенный дом был весьма ненадёжным и был сооружен из плетня и глины незадолго до этого в 1911 году. Это происходило из-за бедностей жителей посёлка.

Из-за неимения жилья на приходе, псаломщик Василий, равно, как и настоятель прихода, вынуждены были жить в землянках. Доходы за службу были небольшими: 200 рублей казённого жалования в год и ещё 300 рублей пожертвований прихожан псаломщик делил со священником, который по вполне понятным причинам забирал большую их часть.

Через год, 2 июля 1913 года Василий был переведён псаломщиком в храм села Ново-Уральское Царско-Дарской волости Акмолинской области (ныне одноименное село в Павлоградском районе Омской области). Ни храма, ни молитвенного дома в селе не было, а богослужение совершалось на переносном престоле, освященном в честь Успения Богородицы в одном из классов местной школы Министерства Народного Просвещения. Не хватало ни утвари, ни богослужебных книг.

И здесь условия жизни были тяжёлыми: псаломщику Василию приходилось жить в съёмной землянке, с годовым доходом ещё меньшим, чем это было в селе Пески.

В 1915 году был переведен псаломщиком в Марие-Магдалинскую церковь в городе Петропавловске.

8 ноября 1915 года Василий Бова был рукоположен во диакона с оставлением на должности псаломщика Марие-Магдалинской церкви.

После того, как в 1920 году он был рукоположен во иерея, служил в селе Полудино в Северном Казахстане.

С 1929 года отец Василий жил в Петропавловске, посещал Никольскую церковь и пел на клиросе, которая в то время была оплотом Православия в городе.

Священник Василий Бова был арестован 6 ноября 1937 года и обвинен в «контрреволюционной деятельности». Это был его первый арест. В частности ему инкриминировалось, что он «будучи враждебно настроен по отношению к Советской власти, ведет среди населения к — р (контрреволюционную, — М. Б.) агитацию, распускает провокационные слухи о войне и скорой гибели Советской власти».

Таким образом, священник обвинялся в преступлениях статьи 58 — 10 УК РСФСР, гласящей: «Пропаганда или агитация, содержащие призыв к свержению, подрыву или ослаблению Советской власти или к совершению отдельных контрреволюционных преступлений» и влекущих за собой меру социальной защиты вплоть до расстрела.

Он был заключен сначала в камеру предварительного заключения Северо-Казахстанского Областного Управления Наркомата Внутренних Дел, а впоследствии переведен в Петро-Павловскую тюрьму.

Из заполненной им анкеты арестованного известно, что на момент ареста он был женат на Бова Александре Никифоровне, домохозяйке 1882 года рождения и имел дочь Надежду 1911 года рождения.

На первом допросе, который состоялся только через 5 дней после ареста, иерей Василий последовательно отрицал любое своё участие в государственных преступлениях: «никогда я никакой контрреволюционной работы не производил, и показать по этому вопросу ничего не могу».

Также отец Василий обвинялся в «нелегальном крещении детей на квартирах», то есть в честном исполнении своего священнического долга. Признание этого факта влекло за собой вопросы от следователя о фамилиях верующих над детьми, которых было совершено таинство, и, поэтому батюшка и тут всё отрицал «никогда я нелегальным крещением детей не занимался».

Это был единственный допрос священника. Уже 14 ноября ведший уголовное дело сержант К. передаст следственное дело на рассмотрение Тройки УНКВД СКО и запишет в обвинительном заключении: «Бова В. И. будучи враждебно настроенным по отношению к Соц. — власти, вел активную к — р агитацию, всячески дискредитировал коммунистов, сожалел расстрелянных врагов народа — Каменева, Зиновьева и других, компрометировал новую Сталинскую Конституцию. Обвиняемый Бова виновным себя не признал, но в достаточной степени изобличен свидетельскими показаниями».

Впрочем в следственном деле священномученика мы не найдёт следа каких бы то ни было показаний свидетелей, что вполне обосновано говорит об их изначальном отсутствии.

Постановлением Тройки от 14 ноября Бова Василий Иосифович был приговорен к расстрелу с конфискацией имущества.

Священномученик Василий Бова расстрелян 20 ноября 1937 года в 1:20 ночи.

Был прославлен в лике священномучеников Архиерейским юбилейным Собором Русской Церкви в 2000 году, ещё ранее 4 апреля 1989 года священник был полностью реабилитирован.

Священномученик священник Иоанн Смирнов

Иван Яковлевич Смирнов родился 12 ноября 1872 года в деревне Пахо-мово Плещеевской волости Тверской губернии в семье торговца хлебом. Хотя сам священномученик в анкете арестованного в 1937 году указываем место рождения г. Москву и социальное происхождение из крестьян.

О жизни священномученика до революции известно мало, мы знаем только, что с 1895 по 1899 он служил в Царской Армии в должности писаря.

Имел низшее образование, работал служащим. Женат не был.

В 1922 году епископ Афанасий (Сахаров) рукополагает Ивана Яковле-вича в сан диакона, и он начинает служить в Даниловом монастыре.

В 1927 году отца Ивана арестовывают и обвиняют в «антисоветской пропаганде, пропаганде среди церковников мысли об избрании патриархом антисоветского деятеля митрополита Кирилла». Следует приговор: 3 года ссылки в Сибирь. В 1930 году, после того, как срок ссылки закончился, диа-кон получает «минус» и селится в городе Владимире, где служит в Николо-Городской церкви.

3 ноября 1931 года отца Иоанна снова арестовывают, приписывают ему «участие в к/р группе церковников, близких епископу Афанасию (Сахарову), а/с сборища, помощь заключенным и ссыльным». Видимо, доказательств ви-ны у властей оказалось на тот момент недостаточно, потому что поле 4 меся-цев содержания под следствием, арестованного выпускают. Где-то в это время отца Ивана рукополагают в сан священника и он продолжает служить в Нико-ло-Городской церкви города Владимира.

Следующий арест состоялся 26 апреля 1936 года. Священник Иоанн Смирнов проходит по одному делу с рукополагавшим его епископом Афана-сием (Сахаровым) и приговаривается к ссылке в Казахстан сроком на 3 года.

В селе Марьевка Тонкерейского района Северо-Казахстанской области ссыльный священник работает сторожем при клубе и на маслозаводе.

24 ноября 1937 года отца Иоанна арестовывают в ссылке и заключают в городскую тюрьму Петропавловска. По всей видимости, формальным поводом к аресту послужило полученное им письмо с денежным переводом от жены его знакомого Потопова, который ранее был осужден с ним по одному делу. Об этом можно судить на том основании, что на допросе 27 ноября следователь Тонкерского районного отдела милиции сержант К. так объяснил причину ареста: «Вы арестованы за продолжение проведения контрреволюционной работы бывшей вашей группы Потопова и др.».

Это был его первый и последний допрос. Священник так и не признал себя виновным в возводимых на него обвинениях.

Из заполненной им анкеты арестованного известно, что на момент ареста он имел следующих близких родственников: брата Смирнова Василия Яковлевича, 1873 года рождения, который служил псаломщиком в церкви села Шапкино Савинского района Ивановской области и племянника Коробкова Василия Ивановича, 1907 года рождения, работающего в трамвайном парке города Москвы.

«На¬хо¬дясь в ссыл¬ке в Ка¬зах¬стане, под¬дер¬жи¬вал свои контрреволюционные свя¬зи с группой „ссыль¬ного епи¬ско¬па¬та“... За¬ни¬мал¬ся контр¬ре¬во¬лю¬ци¬он¬ной аги¬та¬ци¬ей. Среди населения с. Марьевка проводит антисоветскую агитацию против производимых культурных мероприятий на селе» — на¬пи¬са¬но в об¬ви¬не¬нии.

Дело священника было передано на рассмотрение Тройки УНКВД СКО, которое своим решением от 2 декабря 1937 года приговорило его к расстрелу с конфискацией имущества.

Священномученик Иоанн Смирнов расстрелян 4 декабря 1937 года в 2:10 ночи. Ме¬сто по¬гре¬бе¬ния его неиз¬вест¬но.

Был прославлен в лике священномучеников Архиерейским юбилейным Собором Русской Церкви в 2000 году.

10 апреля 1989 года священник Иван Яко¬вле¬вич Смир¬нов был полностью реабилитирован.

Священномученик священник Михаил Мякишев

Михаил Михайлович Мякишев родился в 1879 году в г. Починки, Лукояновского уезда, Нижегородской губернии.

В 1894 году Михаил оканчивает Починковское духовное училище в числе первых учеников, что даёт ему право поступать в семинарию без вступительных экзаменов.

В 1900 году окончил Духовную семинарию также по первому разряду, показав по успеваемости 8 место из 54 выпускников (лучшим семинаристам присваивался первый разряд, они получали звание студента и могли продолжить свое образование в духовной академии или стать преподавателями в епархиальных духовных училищах, а после рукоположения в священный сан служить во второклассном городском приходе. Выпускник, определенный по своим успехам во второй разряд, мог претендовать на место преподавателя приходской школы и священническое место в церкви третьего разряда. Тот, кому присваивался третий разряд, поступал на службу священником или дьяконом в церковь четвертого разряда).

После окончания семинарии Михаил поступил в Юрьевский Университет, где закончил один курс (ныне Тартуский университет, Эстония).

После этого Михаил устраивается учителем во второклассную церковно-приходскую школу при храме пророка Божьего Илии села Красноярское Тюкалинского уезда Тобольской губернии (ныне село Красный Яр, Люблинского района Омской области), где со временем становится старшим преподавателем.

Эта школа была основана в 1896 году. Преподавать приходилось в тесных, малоприспособленных зданиях и только к ноябрю 1906 года было построено новое просторное типовое здание школы. Число учащихся школы к концу его преподавания составляло около 60 человек.

Через несколько лет преподавания совершается его рукоположение во священники 11 июня 1907 года. Хиротонию совершил Управляющий Омской и Семипалатинской епархией Преосвященнейший епископ Гавриил (Голосов).

Вскоре после рукоположения отец Михаил был назначен настоятелем храма в честь Святой Троицы села Куртайлинское, Тюкалинскаго уезда Тобольской губернии (ныне почти вымершая деревня Куртайлы, Саргатского района, Омской области). Надо полагать, что назначение на этот приход было не случайным: при храме существовала церковно-приходская школа и новорукоположенный священник Михаил, будучи опытным преподавателем, был назначен в село Куртайлинское в том числе и для преподавательской деятельности.

Священнику полагался дом с прислугой и 150 рублей казенного жалования, прочие средства на содержание своей семьи, священник получал от пожертвований прихожан.

3 февраля 1911 года священник Михаил был переведён настоятелем храма Покрова Пресвятой Богородицы села Ново-Колутонского Атбасарского уезда Омской губернии (ныне село Новый Колутон, Астраханского района Акмолинской области). Возможно, этому назначению также способствовало наличие при храме церковно-приходской школы.

Впрочем, уже 17 февраля последовал новый Указ Правящего архиерея и священник был назначен настоятелем храма в честь Успения Пресвятой Богородицы села Константиновского Кокчетавского уезда Акмолинской области (ныне село Константиновка в Айыртауском районе Северо-Казахстанской области).

Чем вызвано такое более чем скорое перемещение, к сожалению не известно. В селе Константиновском отец Михаил был назначен законоучителем местной школы Министерства Народного Просвещения, с жалованием 100 рублей годовых. Также священник по штату прихода получал 600 рублей в год, ещё 400 рублей пожертвований прихожан он делил с псаломщиком. Также известно, что Успенский храм имел хорошее жильё для причта.

Село Константиновское в то время являлась волостным центром. В Константиновскую волость входили села: Тахтаброд, Рухловка, Ковыльное, Литвиновка, Гусаковка, Корсаковка, Матвеевка, Пронькино. Выделялась Константиновка от других сел в основном тем, что четыре раза в год, здесь собирались крупные ярмарки, на которых можно было увидеть огромные стада скота, обозы с мануфактурой и сладостями, косяки породистых лошадей, карусели, кочующие артистические труппы. Все это стекалось сюда из Кокчетавского, Атбассарского и других уездов. Также, в отличие от многих других сел степного края, Константиновском имелся фельдшер, который мог оказать срочную медицинскую помощь.

В справочной книге Омской епархии священника Голошубина за 1914 год указано, что он был женат и имел четырёх детей.

В феврале 1915 года священник Михаил Мякишев был награждён правом ношения набедренника (в это время он по прежнему являлся священником церкви села Константиновское).

В этом же году он избирается духовенством своего округа, а затем утверждает архиереем членом благочиннического совета 2 округа благочиннических церквей Акмолинской области.

На благочиннические советы возлагались те же обязанности, что и на благочинных, и ими усвоялись те же права, в частности: рассмотрение спорных дел между клириками, наложение на провинившихся духовных лиц штрафов, представление отличившихся клириков к наградам.

Из материалов следственного дела 1937 года известно, что в 1929 году Кокшетауский народный суд приговорил отца Михаила к трём месяцам принудительных работ по статье 129 УК РСФСР.

Скорее всего, речь идёт о статье 129 — а УК, которая использовалась, в том числе и против верующих, желавших сохранить храмы и монастыри, создавая в них трудовые артели и кооперативы: «Учреждение и руководство деятельностью лжекооперативов, т. е. таких организаций, которые прикрываются кооперативными формами в целях использования льгот и преимуществ, предоставленных кооперации, в действительности же являются предприятиями частнопредпринимательскими и преследуют интересы капиталистических элементов, имеющих преобладающее влияние в их составе».

В 30-е году отец Михаил служил в Николаевской церкви в городе Петропавловске.

8 ноября 1937 года власти арестовали его, обвинив в том, что «будучи враждебно настроен по отношению к Сов. Власти, вел активную контрреволюционную агитацию, дискредитировал проводимые мероприятия Партии и Сов. Правительства, высказывал сожаления по поводу расстрела врагов народа Тухачевского, Уборевича и др., всячески в злобной форме компрометировал Сталинскую Конституцию».

Из заполненной им анкеты арестованного известно, что на момент ареста он был женат на Мякишевой Ольге, 1886 года рождения, домохозяйке, а также имел дочь Мякишеву Елены 1913 года рождения, которая работала счетоводом радиоузла и сына Мякишева Алексея, 1923 года рождения, ещё учащегося.

Всего было проведено два допроса, скорее всего очень коротких, поскольку каждый протокол допроса состоит только лишь из одной страницы показаний.

Отец Михаил, отвечая на вопросы следователя сержанта К., который параллельно с этим делом вел ещё и следствие другого североказахстанского новомученика священника Василия Бова, настаивал на своей невиновности, говоря только: «Никакой контрреволюционно деятельностью не занимался и показать ни¬чего не могу».

Не смотря на это, через 6 дней следствие было завершено и дело передано на рассмотрение Тройки УНКВД Северо-Казахстанской области.

14 ноября 1937 года Тройка приговорила священника Михаила Мякишева к расстрелу с конфискацией имущества. В этот же день к расстрелу был приговорён и священник Василий Бова.

Священномученик Михаил Мякишев был расстрелян (данных о времени расстрела в деле не имеется).

Священномученик священник Владимир (Благовещенский)

Владимир Васильевич Панькин родился в 1882 году и происходил из крестьян Нижегородской губернии. Будущий священномученик окончил второклассную церковно-приходскую учительскую школу. Этот тип церковных школ готовил учителей для всех типов церковных школ, обучение продолжалось 4 года. Окончание указанной школы произошло, скорее всего, в 1900 году или несколькими годами позже, такие выводы можно сделать на следующих основаниях: указанный тип школ появился лишь в 1896 году и, кроме того, в них могли поступать юноши в возрасте не менее 13 лет. Также обучение во второклассной школе говорит о том, что Василий предварительно получил начальное образование.

Впоследствии, он сам стал учителем церковно-приходской школы в селе Копьёвском Тарского уезда Тобольской губернии (современный Муромцевский район Омской области). Будучи учителем он был рукоположен 26 августа 1912 года епископом Омским и Акмолинским Владимиром (Путятой) во диаконы к храму этого села, освященному в честь святителя Николая Чудотворца.

В период своего служения в Никольском храме диакон Владимир вынужден был за свой счёт снимать дом, поскольку приход не был в состоянии предоставить ему жильё. Это было тем сложнее, что по штату диакону в этом храме не было положено казенного жалования от духовного ведомства (которое имел священник — настоятель и псаломщик) и он удовлетворялся средствами, выделяемыми ему с причтового капитала и братских доходов прихода.

В это время он был женат и имел двоих детей.

Впоследствии, уже в революционные году он был переведен в Преображенскую церковь села Благовещенское (ныне село Благовещенка Жамбыльский район области), где 6 апреля 1920 года был убит красноармейцами и как можно предполагать, погребен на территории села.

Жизнеописания священномучеников земли Петропавловской дополнены на основе материалов, полученных священником Михаилом Березиным и почетным работником судебной системы Республики Казахстан Александром Владимировичем Зенковским.

Жития священномучеников Жития священномучеников Жития священномучеников Жития священномучеников Жития священномучеников Жития священномучеников Жития священномучеников

Система Orphus

Вознесенский кафедральный собор г. Петропавловск | Православная социальная сеть «Елицы»