В Петропавловске совершена закладка Севастиано-Магдалининского храма

Прецедентный феномен в русской классической и богослужебной литературе как одна из форм воспитательной работы

Веркулеева А.В.

Доклад Веркулеевой А.В. на IV Свято-Мефодиевских образовательных чтениях «Традиционные ценности и современный мир»

Тема Международных Образовательных Рождественских чтений, также как и тема текущих Мефодиевских чтений, в этом году посвящена обсуждению того, как традиционные ценности раскрываются в современном мире, насколько они глубоки и необходимы для воспитания подрастающего поколения. Очень интересно и подробно в своем докладе на пленарном заседании Рождественских чтений святейший патриарх Кирилл раскрыл тему того, что такое вообще православные традиционные ценности как они образуются, в какой среде живут. Обобщая его выступление можно отметить, что традиционные ценности тем и ценны, что не зависят от времени, от изменений мира (социальных, политических или иных) и являются ценностью на все века, т. е. традиционной. Самая главная из них — это духовность народа, благодаря которой он сохраняется как единое целое, противостоит злу извне и внутренним болезням. Православие является культурообразующей религией для русского народа, а значит главной традиционной ценностью.

В современных условиях ВШ призвана не только взрастить человека в лоне ПЦ, но и вернуть человеку, а значит народу его народность. Ребенку, который просидел 6 дней за школьной партой тяжело доказать необходимость учиться еще и 7-й день, а значит его нужно увлечь. Традиционное образование направленно на приобретение познаний, в то время как дополнительное образование (ВШ) необходимо должно научить ребенка думать, сопоставлять, размышлять, видеть глубинный смысл текстов, явлений, предметов. А если мы говорим об изучении ЦСЯ, то необходимо помнить, что полноценное изучение языка невозможно без изучения культуры данного лингвокультурного сообщества. Одновременно с изучением лексики и грамматики следует знакомиться с историей, географией, политикой бытом страны, традициями, психологией менталитетом. Одним из помощников в таком деле может стать изучение литературы. Для курса ВШ список литературы можно подобрать таким образом, чтобы классическая, житийная и богослужебная литература не просто пересекались, но и мели общую направленность. Во всех перечисленных видах литературы мы можем встретить такое явление, которое у ученых-филологов получило название «ПРЕЦЕДЕНТНЫЙ ФЕНОМЕН» (далее ПФ).

ПФ — потенциально автономные смысловые блоки речевого произведения, актуализирующие значимую для автора фоновую информацию и отсылающие читателя-собеседника к его «культурной памяти». Круг этих текстов включает в себя цитаты, мифы, тексты библейские и УНТ, название художественных произведений, имена авторов и героев произведений. Знание подобных текстов и ссылок является показателем принадлежности к данной культуре и эпохе, а незнание — соответственно — предпосылка отторженности от соответствующей культуры.

ПФ подразделяются на прецедентный тексты (Птексты), прецедентные ситуации (Пситуации), прецедентные имена (Пимена), прецедентные высказывания (Пвыссказывания).

Птексты — законченный и самодостаточный продукт речемыслительной деятельности, предикативная единица. Множество таких текстов встречается у И. С. Шмелева в романе «Богомолье». Об этом произведении мы скажем позже, а сейчас приведем цитаты из рассказа А. П. Чехова «Певчие»:

После «отложим попечение» Алексей Алексеевич вытирает пот со лба и подходит к отцу Кузьме.
После «Херувимской» поют «Достойно и праведно», поют чувствительно, гладенько — и так до «Отче наш».

Прагматическая направленность ПТ ориентирована на то, чтобы установить «своего среди чужих», т. е. выделить единомышленников по определенным критериям.

Пситуация — мы понимаем некую реальную единичную ситуацию, минимизированный вариант восприятия которой включает представление о самом действии. Например, вспомним отрывок из рассказа «Соборяне» Н.Лескова:

19-го января. Старый бакалейщик Лялин вновь выдрал сына лозами и за сим вслед взял его совсем из училища в лавку, сказав, что «здесь не училище, а разврат содомский».

Пвыссказывание — характеризуется свертыванием текста до отдельной фразы, словосочетания или слова, которые аккумулируют прецедентность этого текста, являясь его символом, или отрываются от текста в силу универсальности своего содержания, или опираются на конкретную ситуацию, имея исторического автора. К ПВ относятся плакаты, лозунги, афоризмы, детские стихи, песни, и т. д.

ПФ могут быть трех типов: социумно-прецедентные. Социумно-прецедентные, то есть известные среднему представителю социума воцерковленных православных христиан, но возможно неизвестные более широкому кругу представителей русского национально-культурного сообщества.

Дерзкий этот поляк, глумяся, начал расспрашивать бесхитростного Захарию, что значит, что у нас при венчании поют: «живота просише у тебе»? (Лесков. Соборяне)

2. Национально-прецедентные, то есть прецедентные высказывания, известные среднему представителю национально-культурного сообщества. Например, название молитвы «Отче наш».

— После «Херувимской» поют «Верую», потом «Достойно и праведно», поют чувствительно, гладенько — и так до «Отче наш» (А. П. Чехов. Певчие)

3. Универсально-прецедентные — прецедентные высказывания, известные большинству современных людей.

Сюда в первую очередь, входят некоторые известные цитаты из Библии.

Например, Евангелие от Иоанна 1:1 «В начале было Слово, И Слово было Бог».

В ярко освещенном храме, за престолом, в светлой праздничной ризе и в высокой фиолетовой камилавке стоит Савелий и круглым полным голосом, выпуская как шар каждое слово, читает: В начале бе Слово и Слово бе к Богу и Бог бе Слово." (Н.С Лесков. Соборяне).

Пименем называем воплощенное имя собственное, связанное с широко известным текстом, ситуацией или фиксированным комплексом определенных качеств, способное регулярно употребляться интенсионально и экстенсионально.

Лингвисты выделяют 4 вида типа трансформации ПФ в тексте:

1. Замещение — вместо канонического слова вставляется иное, как правило, совпадающее с первым по морфологическим характеристикам. При этом смысловая нагрузка падает на замещающее слово. Например: «И глас слышан бысть с небесе — тп-тпру!» (Помяловский)

2. Усечение — фраза оказывается незаконченной. «В Писании писано: «И явилась в небе многая сонма ангелов…», а кому явилась? Я знаю, про что он говорит: это пастухам ангелы явились и воспели — «Слава в вышних Богу…» (Шмелев)

3. Контаминация — соединение двух или нескольких высказываний в одно: «Сзади блажен муж, а спереди вскую шаташася» (две части пословицы взяты из разных псалмов).

4. Добавление — к исходной единице добавляется несколько новых компонентов, на которые и падает смысловая нагрузка. «Мы во Христа крестимся, но еще во Христа не облекаемся». (Лесков. Соборяне).

Текст, который берется в качестве прецедентного, может быть взят из любых источников, но нас, в первую очередь, интересует именно Библейский текст.

Как мы уже сказали, Православие — культурообразующая религия, а значит многие классики русской литературы обращались к Священному Писанию и Священному Преданию. Но мы предлагаем остановить внимание только на двух из них. На тех авторах, чьи произведения, действительно изобилуют цитатами и прецентентами Священного Писания — Николай Семенович Лесков и Иван Сергеевич Шмелев.

Н. С. Лесков — за ним прочно утвердилась слава замечательного мастера сказа, виртуозно владевшего сокровищами народной речи, часто обращавшегося к словотворчеству и языковой игре. Отношение его произведений к прецедентам видно уже из названия самих произведений: «Соборяне», «Запечатленный ангел», «Мелочи архиерейской жизни», «Праведники» и др. Предельно разнообразны и источники, откуда автор черпает свои ПФ: Писание, жития, труды святых отцов, Пролог, апокрифы и др. На объем знаний читателя рассчитывает автор, на его историко-культурную память. Для Лескова читатель — человек, способный «узнать» возникающие в произведении образные параллели. Цитаты могут выступать, в качестве завершения смысла высказывания героев: «Ветер то стонет, то злится, то воет и ревет. В этих адских, душу раздирающих звуках, которые довершают весь ужас картины, звучат советы жены библейского Иова: «Прокляни день твоего рождения и умри» (Леди Макбет Мценского уезда). В некоторых произведениях Лесков конструировал образы, ориентируя их одновременно на богослужебные тексты и на иконописный ряд, например рассказ «На краю света» содержит такой отрывок о Христе: «Он с пастухами ходил, с грешниками гулял и шелудивой овцой не брезговал, а где найдет ее, взвалит Себе, как она есть на святые рамена и тащит к Отцу», — рассуждает отец Кириак. Здесь наша память должна показать икону «Добрый Пастырь» и напомнить слова церковного песнопения «обреет овча на рамо восприим, ко Отцу принесет». И то и другое восходит к Евангелию, но Лесков не раз подчеркивал, что религиозное сознание русского простолюдина сформировано не Писанием, а житийной литературой, богослужебными текстами и иконописной традицией (такую же картину мы наблюдаем в современном мире).

Настоящей находкой в деле проповеди традиционных ценностей на основе русской литературы является творчество И. С. Шмелева. «Лето Господне», «Богомолье» — не просто вносят огромный вклад в русскую литературу, но и знакомят нас с личным опытом знакомства и вхождения ребенка в православный мир. Языка, подобного шмелевскому, не было в русской литературе. В автобиографических книгах писатель расстилает огромные ковры, расшитые грубыми узорами сильно и смело расставленных слов, словец, словечек, создавая живую, теплую речь. «Богомолье» — смело можно причислить к жанру традиционных хождений странников-богомольцев, в то же время это произведение отображает детское восприятие мира, которое развивалось под влиянием путевых православных впечатлений. В произведениях Шмелева встречаются разнообразные ПФ, например в «Богомолье» Горкин с Ваней спорят о достижении рая, а такая беседа состоялась в 14 веке между новгородским епископом Василием Каликой и тверским владыкой Феодором Добрым. В «Лете Господнем» встречается много перекличек с ветхозаветной книгой Притчей Соломоновых. Для Вани особо актуально звучит фраза: «не давай дремать очам» (4:6) ПТ из религиозных текстов, молитвенные песнопения также дополняют словарный запас маленького Вани, структурируют сферу его ценностных представлений. По ходу произведения часто звучат отрывки из православных песнопений, т. о. церковная фразеология внедряется в речь действующих лиц повести, в т. ч. детей. Роман «Пути небесные» связан с «Повестью о Петре и Февронии» прецедентным мотивом — герои предназначены друг другу промыслом.

Примерами ПФ требующих комментария стали фоновая церковная лексика (алтарь, диакон, духовник, крещение…….). Анализируемые тексты обогащают читателя церковной лексикой, словосочетаниями, передающими поведение человека в храме, знанием топонимов, антропонимов (Лавра, сретенский м-рь, прп. Сергий и т. д.), православных реалий (странник, богомолец) а так же лексикой, обозначающей предметы церковного быта, кухни (постной и праздничной, кутья, жаворонки) и т. д. Рассмотренные произведения авторов демонстрирует авторский личный опыт системно отражающий мир русской культуры, насыщенный православным контекстом, характеризующим состояние русской православной духовности и быта 19–20 веков.

Познакомив ребят с произведениями русской классики, становится возможным поднимать их на более высокий уровень православной литературы — агиографию. В качестве примера предлагаем рассмотреть 2 текста одного автора — Житие Сергия Радонежского (ЖСР) и Житие Стефана Пермского (ЖСП), составленные Епифанием Премудрым. В нашей аудитории мы уже обращались к этому автору, но тема изучения его произведений неисчерпаема.

Не во все времена люди имели возможность подробно и свободно знакомиться с текстом и токованием Священного Писания, но всегда интересовались житийной литературой. Принимая во внимание это, Епифаний очень активно цитировал текст СвПис. в своих творениях. Каждый подвиг святого имел подтверждение из Библейского текста. ЖСП имеет 417 фрагментов и 18 имен, заимствованных из различных книг Библии, а ЖСР 243 цитаты и 26 имен. Цитирование Библии являлось необходимым дидактическим условием написания агиографических текстов. Библия по отношению к агиографическому произведению представляет собой прецедентный текст особого рода. Понимание жития не предполагало хорошего знания текста Библии, скорее наоборот. В исследуемы житиях выявлена связь между типом святости героя жития и содержанием фрагментов СвПис, вводимых в текст. Так в ЖСР чаще упоминаются имена ветхозаветных праведников и пророков (Самуил, Моисей, Иеремия), что подтверждает представление о монахах, как продолжателях пророческого служения в НЗ. ЖСП не содержит имен ВЗправедников, но изобилует именами апостолов, и служение Стефана было равноапостольным. Дидактика, заложенная в житиях, имеет свою специфику, поскольку она рассчитана на широкий круг читателей, не знакомых с тонкостями христианской догматики. Перед агиографом стояла сложнейшая задача: создать текст, способный донести до читателя (а не профессионального богослова) догматические истины в приемлемом виде.

Епифаний Премудрый не только описал поступки святых, их мысли, молитвы, но и ввел в жите фрагменты Священное Писание, которые дают им обоснование.

И, наконец, литературой высшего духовного уровня, является богослужебная литература — акафисты, тропари, светильны и т. д.

В качестве исследуемых акафистов предлагаем взять акафист Иисусу Сладчайшему и акафист прп. Сергию Радонежскому.

Акафист Иисусу Сладчайшему более догматичен, практически в каждом кондаке или икосе мы видим ссылки на Священное Писание.

Кондак 3: Силою свыше апостолы облекий, Иисусе, во Иерусалиме седящия, облецы и мене, обнаженнаго от всякого благотворения, теплотою Духа Святаго Твоего, ит даждь ми с любовию пети Тебе: Алиллуия.

Икос 7: Дивную показа тварь, явлейся Творец нам: без семене от Девы воплотися, из гроба, печати не рушив, воскресе, и ко Апостолом, дверем затворенным, с плотию вниде. Тем же…….

Кондак 10: Спасти хотя мир, Восточе востоком, к темному западу — естеству нашему пришед, смирился еси даже до смерти; темже превознесеся имя Твое паче всякого имене, и от всех колен небесных и земных слышиши: Алиллуия.

Светилен Рождеству перекликается с данным кондаком: Посетил ны есть свыше Спас наш, Восток востоков, и сущии во тьме и сени обретохом истину, ибо от Девы родися Господь.

Акафист прп. Сергию — более описывает исторические обстоятельства и проводит параллели, чем раскрывает догматическое содержание вероучительных истин.

Икос 4: Радуйся, душу твою положити за человеки готовый — проводим параллель с евангельским текстом, отрывок о Добром Пастыре.

Икос 10: Стена еси всем человеком, к заступлению твоему прибегающим, Преподобне Богомудре Сергие. Темже и нам к тебе приходящим и милостиваго твоего во всяких нуждах заступления у Царя Небеснаго просящим, буди стена крепкая и ограждение непреоборимое, от всяких нас бед и напастей застеняя и ограждая, за еже мы вопием тебе таковая:
Радуйся, воине Царя Небеснаго, не обязавыйся куплями житейскими, да Ему угоден будеши;
радуйся, не восхотевый двема господинома, Богу и миру, работати, но Единому Богу точию.
Радуйся, от юности на тело свое, на мир сей и диавола вооруживыйся;
радуйся, постом, поклоны, стоянием на молитве, бдением умертвивый плоть свою.
Радуйся, умертвивый оную прежде, нежели она жива страстем бяше;
радуйся, мертву содеявый гортань противу приимания сластей.
Радуйся, мертв сотворивый язык противу глаголания скверных, клеветных и ложных;
радуйся, мертвы устроивый ушеса противу слышания душевредных.
Радуйся, мертвы содеявый руце противу грабления и всяких зол творения;
радуйся, мертво сотворивый чрево противу объядения и пиянства.
Радуйся, мертва соделавый трудами чресла своя противу нечистоты;
радуйся, мертвы сотворивый нозе противу течения в путь грешников и на совет нечестивых.
Радуйся, Сергие, скорый помощниче и преславный Чудотворче.

Кондак 12: Благодать, данную ти от Бога, сведуще, тебе, приснаго нашего милостиваго отца, прилежно просим: пролей ныне теплую твою молитву о нас, грешных, ко Господу, яко да презрев вся наша согрешения, дарует победы на враги, яко царю Константину на Максентиа, яко Давиду на Голиафа; державу Российскую да укрепит, Церковь Свою Святую от распрей и расколов незыблему да сохранит, обилие всяких плодов земли да дарует и вся православныя христианы да спасет и помилует, чесого от Него твоими молитвами улучити ожидающе, вопием Ему: Аллилуиа.

Изучение литературы разных уровней духовности имеет неоценимую дидактическую роль для воспитания детей в православной традиции. Состав и точность употребления православных ПФ — одно из свидетельств знания православной культуры. Присутствие и разнообразие в стилистическом и генетическом плане православных ПФ способствует передаче замысла писателей показать живую разговорную речь верующих, духовный мир руксских людей, русский, в т. ч. православный уклад жизни. Проникая в разговорную речь, ПФ подвергаются стилистической трансформации и утрачивают в разговорных конструкциях сакральный смысл и высокую стилистическую окрашенность, развивая разговорный оттенок. А если мы говорим, что ПФ направлен на установление «своего среди чужих», то, знакомясь с литературой подобного характера, мы воспитываем ребенка в традиции «своего» народа.

Система Orphus

Вознесенский кафедральный собор г. Петропавловск | Православная социальная сеть «Елицы»